Ilya Varlamov (varlamov.ru) wrote,
Ilya Varlamov
varlamov.ru

Categories:

Горячие точки



Вчера написал пост про адские условия жизни беженцев из Нагорного Карабаха в Баку. Все восприняли его очень спокойно, как будто так и должно быть. Если посты о живом (часть 1, часть 2) и мёртвом (часть 1, часть 2) Донецке ещё вызвали какой-то отклик, если бараки Архангельска в прошлом году привели к ожесточённым спорам, то на беженцев в Баку всем плевать. Почему?

Видимо, это сирийский синдром. Когда люди неспособны воспринимать географически отдалённые события как часть действительности. То есть война в Сирии как бы есть, но для нас она не то чтобы реальна (пока в новостях не начинают рассказывать, как кого-то из российских офицеров наградили посмертно). Беженцы из Карабаха будто бы существуют, но это же совсем другой мир, какое нам дело.

Это можно также назвать синдромом третьего мира. Нам интересно знать всё о теракте в Париже, но про теракт в столице Бангладеш мы слышать не хотим. Если плот с африканскими мигрантами тонет в Средиземном море, то все начинают считать трупы и рассуждать о том, как прогнила Европа. А вот если на реке Меконг перевернулся паром с 300 пассажирами (и все они погибли), то об этом два издания напишут по короткой новости в две строки. И то исключительно ради заголовка.

Но дело не только в восприятии. Ситуацию-то можно и смоделировать.

Представьте, что в Псковскую область вторглись латышские и эстонские "лесные братья"...


Латыши – чтобы вернуть себе Пыталово (Абрене), а эстонцы – просто так, за компанию. Позже к партизанам присоединились натовские регулярные части.

Российская армия остановила продвижение прибалтийских агрессоров, но на фронте сложилась патовая ситуация.

Через год кое-как договорились о перемирии. Тем не менее обстрелы с обеих сторон не прекращались ещё 20 лет. Из 650-тысячного населения Псковской области жить в регионе осталось 200 тысяч. Кто-то погиб, кто-то пропал без вести, остальные 440 тысяч разбрелись по стране.

У одних были деньги, чтобы снять или даже купить квартиру, другие уехали к родственникам, третьих власти сумели расселить в новостройки, а ещё тысяч 50 рассовали куда попало. В общежития, в бараки вроде архангельских, ещё куда-то...

На фоне проблем, которые есть у государства, – типа пропаганды педофилии на выставке Джока Стёрджеса или вероятности победы Хиллари Клинтон на выборах президента США – эти 50 тысяч ничего не значат.

Но если серьёзно, то что такое 50 тысяч человек? Почти все они могут разместиться на олимпийском стадионе "Фишт" в Сочи. Примерно столько людей у нас в ДТП погибает за два года. А у государства есть пенсионеры, материнские капиталы, детские сады, инвалиды, военные в очередях за квартирами, бесчисленное множество учителей, врачей и других бюджетников. Про эти несколько десятков тысяч беженцев все очень быстро забудут. В лучшем случае выплатят небольшие разовые компенсации – и забудут.

СМИ будут хвататься за эту тему максимум полгода, постепенно она сойдёт на нет. Останется только какая-нибудь "Новая газета", которая будет вести её 5 лет, пока не заметит, что статьи на эту тему читают полтора зашуганных либерала из отдалённых от центра регионов.

Как вы поняли, примерно то же самое с 1988 года происходит между Арменией и Азербайджаном. В результате Карабахской войны погибло более 25 тысяч солдат и несколько тысяч мирных жителей, более 1 миллиона человек стали беженцами из зоны боевых действий или были вынуждены сменить страну, опасаясь за свою жизнь. Та же картина наблюдалась в Абхазии и Приднестровье, сейчас всё повторяется уже в Донбассе.

Ключевое отличие в том, что в случае с Арменией и Азербайджаном в конфликт так или иначе вовлечено всё население страны, потому что война идёт прямо под боком. Война в Донбассе, несмотря на всю её медийность, пока воспринимается по-другому. Хотя бы потому, что для среднего россиянина это всё ещё где-то далеко, если только этот россиянин не живёт в Ростовской области или не едет воевать за ДНР/ЛНР.

В Армении и Азербайджане тема войны 20 лет не сходит с первых полос газет и с главных страниц интернет-СМИ. О войне говорят телеведущие, о войне говорят бабушки на лавочках, на войну мечтают поехать молодые армяне и азербайджанцы, чтобы убивать "исконных врагов".

Но что в СМИ, что на лавочках не обсуждается положение беженцев. Это эхо войны, которого никто не слышит. Споры идут лишь об одном: кто виноват? А что делать, никого уже не интересует.

На постсоветском пространстве есть несколько горячих или тлеющих точек, и от появления новых никто не застрахован. Что вы будете делать, если война придёт в ваш родной город/посёлок/колхоз?


Трущобы для беженцев в Баку
Живой Донецк, Украина, часть 1
Живой Донецк, Украина, часть 2

Мёртвый Донецк, Украина, часть 1
Мёртвый Донецк, Украина, часть 2
Геноцид в Руанде
Tags: Война, Общество
Subscribe
promo varlamov.ru ноябрь 17, 2011 20:24 155
Buy for 2 000 tokens
По рекламе пишите reklama@varlamov.me или reklama@avtormedia.ru В этом блоге можно разместить рекламный пост. Ежемесячная аудитория – более 2 млн. уникальных посетителей. Для тех, кто просто хочет скачать прайс, есть эта ссылка. Для тех, кто хочет посмотреть полную презентацию со…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 177 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →