Гвинея: малинка, африканская Чита и гражданская война

В мире много Гвиней, не перепутайте! Есть Гвинея-Бисау, есть Экваториальная Гвинея, есть даже Папуа – Новая Гвинея. А есть обычная Гвинея – нищая страна на западе Африки. Раньше это была французская колония, но после обретения независимости в 1958 году к власти пришел Секу Туре, который, недолго думая, решил продать жопу Советскому Союзу в обмен на обещания построить коммунизм с африканским лицом. Тогда Совок ещё грезил красным миром и был готов заливать деньгами любого проходимца. К Туре даже молодой Брежнев приезжал – посмотреть на прекрасную Гвинею.

Леонид Брежнев во время встречи на аэродроме Конакри в Гвинейской Республике, 1961 год
"Гвинейская Республика появилась на карте Африки 2 октября 1958 года. Французское сообщество (колониальная администрация) 28 сентября 1958г. с треском проиграло на референдуме, где 95% гвинейцев проголосовали за выход из сообщества. Первым президентом страны стал лидер Демократической партии Секу Туре.

5 октября 1958г. Советский Союз признал независимость Гвинеи. Франция пытаясь надавить на свою бывшую колонию, создавала режим изоляции, но Секу Туре решил подружиться с СССР и его союзниками, пообещав коммунистическим деятелям строить в Гвинее социализм. В марте 1960г. Гвинея вышла из зоны франка, введя в оборот свои деньги. Гвинейские крестьяне были переведены на рельсы сельскохозяйственной кооперации.

Секу Туре приезжал в Москву, а в феврале 1961г. Конакри посетил Л.И.Брежнев. Встречали Леонида Ильича в Гвинее с большим размахом. Поездки по стране оставили у Брежнева сложное впечатление, но он надеялся, что «в гвинейском окне» африканцы из других стран увидят ту жизнь, о которой мечтали. Для исправления ситуации Брежнев предложил меры на всемерную поддержку, не считаясь с затратами, дабы помочь этой «самой прогрессивной африканской стране». СССР направлял в Гвинею вначале деньги, которые жутко разворовывались, затем, для исправления ситуации поехали наши специалисты.

Советско-гвинейская торговля явила миру чудо, когда обе стороны оказались внакладе. Один из советских журналистов точно сформулировал её основной принцип: «Мы давали им всё, что они хотели, а они не знали, что с этим делать». Гвинейцы относились к советским товарам как к подаркам Санта-Клауса и ни от чего не отказывались. Склады в Конакри завалили бесчисленными унитазами, хотя во всей стране не было столько туалетов. Дорогостоящее оборудование ржавело в доках, свободные площади порта были забиты грузовиками и автобусами, а на прилавках государственных магазинов красовались консервы из крабов и болгарский коньяк.

Сколько мне приходилось видеть в Гвинее бананы, они все, даже если они ещё зелёные, имеют некую черноту, от которой вскоре начинают портиться. Соответственно наши пароходы привозили в СССР одно гнильё, которое являлось таковым уже в Конакри. Гвинейский кофе тоже не высшего качества.

«Гвинейское окно» сразу превратилось в чёрную дыру, где исчезало всё больше и больше средств из советской казны. Правда нужно заметить, что колхозы в Гвинее действительно существовали. Партийные работники направлялись из столицы в каждую деревню, где наблюдали за строительством социализма и боролись с пережитками прошлого".

Максим Ершов

Советский Союз помогал африканской стране добывать бокситы, построил ей университет, аэропорт, стадион, гостиницу, железные и автомобильные дороги... Кстати, железные дороги были гвинейцами успешно заброшены. Европейцы, весьма заинтересованные в местных полезных ископаемых, ждали от нынешнего президента Конде их восстановления, но он их разочаровал.

Зато в наследство от тех прекрасных лет Гвинее досталась армия. Большинство танков и БТР, которые там состоят на вооружении, советского производства. Во всяком случае, так было в 2012 году, а в 2018-м Россия и Гвинея впервые после распада СССР заключили межправительственное соглашение о военном сотрудничестве.

Как мы знаем из истории, построить коммунизм в Африке не вышло. Сколько денег было там проёбано, никто не знает. Но сразу после смерти Туре в 1984 году власть захватили военные – они быстро смекнули, что денег у Советского Союза на коммунизм больше нет, так что быстро забыли идеи Ленина и начали дружить с европейцами, обещая построить демократию.

Забегая вперёд, скажу, что демократию построить не вышло, как и коммунизм. И вот у нас тут очередные выборы прошли, и на улицах начались беспорядки и стрельба.

Выборы состоялись в прошлое воскресенье, на них победителем объявили нынешнего президента Альфу Конде – он сидит в кресле с 2010 года. Лидер местной оппозиции ещё до подведения официальных итогов сказал, что победил он, и призвал своих сторонников праздновать победу и не дать Конде украсть выборы. В общем, как это часто бывает, праздник быстро перерос в беспорядки.

В Африке народ простой, так что люди достали автоматы и пошли стрелять, грабить магазины и жечь машины. Президент в ответ отключил интернет и ввёл армию в город. Работать тут не очень комфортно, потому что европейцы устами канала France 24 признали победу Конде, так что протестующие в любом белом журналисте теперь видят сторонника Лукашенко, ой, то есть Конде.

Итак, приглашаю вас, друзья, в Африку!

Но для начала чуть-чуть предыстории. Чё происходит в Гвинее?

Нынешний президент Гвинеи Альфа Конде пришёл к власти 10 лет назад, в декабре 2010-го. Он происходит из народа с красивым названием мандинка (который также известен как мандинго или малинка). Почему это так важно? Просто мандинка – одна из трёх главных народностей Гвинеи, поэтому в стране нет кандидатов просто "от народа", там есть кандидаты от конкретного народа. То есть когда политик идёт на выборы, он опирается на всю свою многомиллионную родню.

Помимо мандинка крупнейшие этнические группы Гвинеи – фульбе и сусу (сосо). Например, соперник Конде на президентских выборах, бывший премьер-министр Селу Далейн Диалло, – фульбе по национальности, первый президент Гвинеи Ахмед Секу Туре – мандинка, а диктатор Лансана Конте – сусу.

Так что типичный для многих стран Африки политический бардак со спизженными выборами, военными переворотами, революциями, гражданскими войнами, массовыми побоищами и многолетними тоталитарными режимами тут усугубляется клановым противостоянием.

Возвращаясь к Конде, можно вспомнить, что он оказался на троне после очередной "замятни". В период правления военного вождя Лансаны Конте нынешний президент был оппозиционером, а потом и диссидентом. В 1993 и 1998 годах он уже участвовал в выборах, причём через два дня после второй кампании его арестовали и бросили в тюрьму. Конте обвинил его в попытке покушения на свою жизнь и сначала закрыл соперника на 5 лет, но потом досрочно освободил и выгнал из страны.

В декабре 2008-го Конте наконец помер, и власть в Гвинее захватила новая хунта, во главе которой стоял капитан армии Мусса Дадис Камара. Сначала он заявил, что он всего лишь и.о. главы государства, но потом решил участвовать в выборах президента, которые сам же и назначил на 2010 год. Народу это не понравилось, и 28 сентября 2009-го люди вышли на митинг в Конакри. Камара был крайне опечален тем, что холопы совсем распустились, поэтому приказал солдатам расстрелять толпу, а женщин, очень кстати собравшихся на Национальном стадионе, – изнасиловать. Протесты он подавил, но после такой расправы над людьми править ему оставалось недолго.

В декабре 2009-го на Камара было совершено покушение – он был ранен в голову и отправлен на лечение за границу. Хунту возглавил уже другой вояка, который вновь назначил выборы на 2010 год. Тут как раз пригодился Конде, к тому времени уже вернувшийся из политической ссылки. Любопытно, что на июньских выборах 2010 года его противником был именно Селу Далейн Диалло. Конде победил его во втором туре и с тех пор руководит страной, хотя оппозиция это правление постоянно оспаривает.

В июле 2011-го на Конде тоже было совершено покушение: спальню в его резиденции обстреляли из гранатомёта, но президент ночевал в другой комнате и не пострадал. Нельзя исключать, что тут действовали люди Диалло, как нельзя исключать и того, что никакого покушения не было, а была лишь имитация, чтобы показать народу, что есть враг, который хочет убить президента.

Конде выиграл выборы и в 2015-м. Оппозиция во главе с Диалло их результаты вновь не признала, но уже через год заключила с властями соглашение о нормализации отношений. Нынешние выборы президента должны были стать чистыми и прозрачными, но что-то пошло не так.

В марте 2020-го молодому энергичному лидеру Конде исполнилось 82 года, но он полон сил и готов к третьему сроку. Учитывая, что Диалло существенно моложе (68 лет), и его поддерживают фульбе (крупнейшая народность Гвинеи), у него есть все шансы дождаться смерти вечного соперника и самому стать президентом. Если, конечно, в процесс смены власти не вмешается очередная военная хунта. К слову, среднего гвинейского мужика Конде уже пережил на 26 лет.

Тут нельзя не рассказать про обнуление!

Раньше Конде не мог себе позволить третий срок, но в марте организовал референдум за изменение конституции. Разумеется, благодарный народ Гвинеи разрешил такому уважаемому человеку править сколько влезет. Причём это не бессрочное правление, а именно обнуление. Новая конституция не отменяет ограничение в два президентских срока, но сбрасывает счётчик: предыдущие сроки тупо не учитываются.

Ну и ещё одна милая подробность: организация ECOWAS (Экономическое сообщество государств Западной Африки) нашла в списках избирателей, якобы голосовавших на референдуме за продление полномочий Конде, 2,5 млн "мёртвых душ", а точнее вымышленных имён и фамилий.

Красота! Да, некогда популярный оппозиционер, которому благоволил даже Евросоюз, оказался таким же диктатором, как все его армейские предшественники.

Не обошлось и без коррупционных историй. Тут надо отметить, что развитые страны воспринимают Гвинею как шкатулку с драгоценностями, главные из которых – бокситы (крупнейшие запасы в мире) и железная руда. Из наших там, например, "РУСАЛ" работает. И вот в 2016 году выяснилось, что металлургический гигант Rio Tinto заплатил советнику президента и его хорошему знакомому Франсу де Комбре 10,5 млн долларов за право вести добычу руды в шахте Симанду. Конде, конечно, утверждал, что сам он тут ни при чём, а де Комбре действовал по личной инициативе, но осадочек остался.

Что касается нынешних выборов, то тут всё просто: Конде объявил о своей победе в первом туре (правда, её ещё должен заверить Конституционный суд) с 59,5% голосов, Диалло опять заявил о подтасовке результатов. Только со дня выборов (18 октября) в Гвинее погибли как минимум 30 человек, а вообще весь год страну сотрясают межэтнические столкновения.

В Конакри стреляют, связи толком нет, многие жители прячутся по домам, потому что пули пострашнее коронавируса. Тем временем оппозиция из Национального фронта защиты конституции (FNDC) призвала к общенациональным протестам. Кстати, Диалло к этому фронту отношения уже не имеет: он порвал с бывшими союзниками в сентябре, чтобы баллотироваться в президенты вопреки предыдущим договорённостям, и теперь ведёт какую-то свою игру.

01. Самолёт прилетает уже ночью, дорога до отеля от аэропорта в обычное время занимает минут 5, но сейчас всё иначе. Водитель объясняет, что часть районов столицы блокированы оппозицией, и проехать через них нельзя, так что мы едем в объезд. Вместо 5 минут на дорогу уходит 30. В Гвинее практически не работает уличное освещение, фонарей или нет совсем, или они не светят, или светят настолько слабо, что толку от них нет. Только фары машин вырывают из африканской тьмы людей и животных, которые ведут довольно активную жизнь на дорогах даже ночью.

02. Утром солнце превращает Гвинею в прекрасную страну! За окном целый район китайских новостроек. Китайцы глубоко проникли в Африку, и почти в каждой стране есть их проекты.

03. Конакри (ударение на последний слог) как город не представляет никакого интереса. Грязно, бедно, бесконечные пробки, из архитектуры нет вообще ничего сколько-нибудь примечательного.

04. Внезапно два грязных немецких водомёта! Я поднимаю камеру, фотографирую. "Ого! Это уникальные кадры! Никто у нас ещё не решался снять это! Здесь за забором полиция блокирует лидера оппозиции, и снимать строго запрещено!" – говорит водитель. Кроме водомётов, лидера оппозиции никто больше не блокирует. Вообще, непонятно, зачем им водомёты: тут народ давно уже стреляет из калашей – кого они разгонять водомётами собрались? Да и в жаркой Африке водомёт скорее воспримут как приятный сюрприз.

05. На улицах полный хаос, здесь нет тротуаров, нет правил дорожного движения. Кто-то продает какое-то барахло, кто-то бросил телегу посередине дороги.

06. Центр города, приличный райончик.

Местный журналист объясняет, что для того, чтобы работать на протестах надо получить аккредитацию в министерстве печати. Процесс это непростой. Нужно составить письмо, подготовить документы, сдать их в министерство печати и получить бумагу, разрешающую работать! Зная Африку, я примерно прикидываю, сколько дней уйдёт на это, но меня убеждают, что выправим быстро.

В целом всё действительно получается относительно быстро: в министерстве оказались свои люди, которые смогли быстро напечатать нужную бумагу. Ну как "быстро" – за 3 часа. Процесс печати простого письма выглядит так. Секретарша очень медленно, одним пальцем что-то набирает. О-О-О-ОЧЕНЬ медленно. О-О-О-О-ОЧЕНЬ долго. Потом вставляет листик в принтер, потом распечатывает, потом кладёт в папку, потом идёт к своему начальнику, он медленно читает, говорит, что поправить, она идёт исправлять – и так повторяется несколько раз. Ситуацию осложняет то, что начальник иногда уходит в туалет/на обед/поспать. Но в итоге нужный документ удаётся получить.

07. С бумажкой становится куда приятнее! Это без бумажки ты был букашкой, а теперь человек!

08. Народ играет в футбол прямо на проезжей части.

09. Жилой дом и двор. Я думаю, многие из вас узнают тут свой родной город.

10. Женщины готовят что-то похожее на плов прямо во дворе.

11. Мужчины в этот момент греются на солнышке.

12. Дети играют во дворе, который завален мусором. Тут Африка мало чем отличается от Читы. Те же свалки под окном. Люди выбрасывают мусор прямо за порог и сливают туда же все отходы. Среди этого мусора играют дети.

13. Кто там был против сандалий с носками?

14. Жизнь кипит...

15. Весь город плотно увешан политической рекламой. Большинство щитов рекламирует Альфу Конде, это нынешний президент. Он обычно фоткается на фоне радуги и обещает народу процветание. Лидер оппозиции Селу Далейн Диалло – на дальнем плане.

16. Альфы Конде настолько много, что через час созерцания всех этих радужных портретов начинаешь думать: "Как же он заебал!"

17. Под рекламными щитами стоят полицейские, которые обороняют центральные районы от оппозиции.

18. Гвинейские менты

19. Опять водомёт в кустах. Очень интересно, откуда у них водомёты взялись и зачем они им? Ну вот сложно себе представить в Африке водомёт.

20. Жопа по-гвинейски выглядит так. Если улица пустая – значит, стреляют. Если на улице нет машин, торговцев, ментов... значит, жопа. Водитель разворачивается и быстро уезжает.

21. Столкновения с оппозицией. Вообще, тут всё больше похоже не на протесты, а на войну. Есть две противоборствующие стороны, которые контролируют разные районы, Есть понятная линия фронта. Работать можно только на стороне ментов. Ну, наверное, можно и с оппозицией тусануть, но что-то контакт не вышел. Проблема в том, что европейцы признали победу Альфы Конде, европейские журналисты начали снимать сюжеты про то, какой действующий президент хороший, а оппозиция пляшет под дудку литовских кукловодов. В общем, против ментов стоит простой народ, который особо не разбирается, кто есть кто. Реакция на белого журналиста – как на Предыбайло в Минске.

22. Менты отдыхают

23. Кому-то достался шлем, кому-то – защита.

24. Такое впечатление, что их мама утром одевала.

25.

26. У обычных ментов нет летального оружия, только газ.

27. А вот у армии есть уже автоматы.

28. Военные едут на линию фронта.

Кстати, обычные менты (вернее, как я понял, это типа внутренних войск) довольно милые, приветливые и не против пофоткаться.

А вот военные близко к себе не подпускают и снимать особо не дают.

29. Интересно с трупами. Так как у оппозиции с оружием всё хорошо, то периодически они отстреливают военных и ментов. Так вот, трупы раздевают и складывают в пожарные машины. В тот день, когда я работал, убили вроде как 30 человек. Но всем настолько похуй на Гвинею, что найти точные данные сложно.

30. Оппозиция тут своеобразная. Под шумок они сжигают магазины и грабят мирных жителей. Женщина показывает фотографию избитого сына: "Мы бедные, мы ни в чём не виноваты. Мы не знаем, что творится в стране, какие-то люди грабят нас. Мы утром уходим [непонятно, куда – может, в море?], а вечером возвращаемся – и должны опять чинить свои лавки. Всё, что мы ищем, – это еда. Его спросили: обращались ли они к президенту? Он ответил, что он ничего не знает".

31. Домик пострадал.

32. Это прямо около американского посольства.

33. Менты оттеснили оппозицию. Вот так выглядят улицы после уличных боёв. Как после войны.

34. Дышать неприятно: в воздухе газ. Ещё слышны выстрелы.

35. Полиция строго запрещает себя снимать. Пиздец, стоишь ты такой с камерой на протестах – менты запрещают снимать их, демонстранты хотят тебя убить. КОГО СНИМАТЬ? Пустые улицы? Ок.

36.

37. Здесь уже военные контролируют ситуацию. Снимать их, КОНЕЧНО ЖЕ, НЕЛЬЗЯ. Если видят, что ты наводишь на них камеру, сразу начинается истерика с требованием удалить всё и с отсмотром всего материала.

38. По следам уличных боёв.

39. Баррикады

40. Линия фронта. Обратите внимание на толпу по центру кадра. Это как раз оппозиция, которую оттеснили.

41. Зачистка района

42. Ладно, хватит революции на сегодня, давайте посмотрим на мирную жизнь. В Африке с раздельным сбором мусора не очень хорошо. Поэтому мусор обычно просто сваливают в океан.

43. Рыбаки ремонтируют сети

44. Вот так выглядит берег океана, если его не убирать. Все завалено мусором.

45. Море возвращает людям то, что они в него выбрасывают.

46.

47. Экологичненько!

48.

49. В Африке есть надземные переходы.

50. Они превращены в рынки.

Прямо как во Владивостоке! Хотя у нас рынки всё же чаще в подземных переходах встречаются.

51. Заготовка дров

52.

53. Лодки во время отлива

54. Во время отлива хорошо видно, как выглядит океанское дно. Всё в пластике.

55. Вот вам и райский уголок.... И так везде в Африке. Мусор всегда сбрасывали в реки и океан, раньше он там разлагался естественным образом. Когда появился пластик, старые привычки остались, только вот пластик уже не разлагается.

56. Пиздец...

57. Рыбаки

58. Мирная жизнь

59.

60.

61.

62.

63.

64. Лодки тут тюнингуют с помощью краски. На этой ещё написано "Dieu merci" – что-то вроде "Хвала Господу!". Видимо, на хороший улов и чтобы волны лодку не потопили.

65.

66.