Развод у метро. Продолжение



На прошлой неделе я рассказал про мошенников, которые собирают деньги у метро. В качестве иллюстрации к посту была приведена история девушки Лизы, которая решила разобраться с подозрительными волонтерами на ВДНХ. Некоторые спрашивали: "А почему сразу мошенники? А вдруг они честные люди?" Хорошо. Я провел своё расследование и готов представить результаты. А в конце поста вы сами решите, мошенники это или нет.

Футболки, надетые на добровольцах, обнаружились в фотографиях группы "ВКонтакте" некоего фонда "Время". Я попытался связаться с основателем фонда Дмитрием Майоровым, чтобы задать несколько вопросов, но он отказался говорить по телефону, сославшись на занятость. "Вы понимаете, что разговариваете с Президентом фонда?" – сказал он и положил трубку (не ответив, кстати, на простой вопрос, с кем из столичных президентов фондов он знаком).

Информацию о деятельности организации пришлось собирать из социальных сетей и кэша "Гугла", потому что сайта у фонда "Время" нет. В группе указаны два адреса – fondtime.ru и fondvremia.ru. Один из них зарегистрирован на прошлой неделе, другой вовсе свободен. Адреса и телефона у фонда тоже нет, по крайней мере, нигде в доступных источниках его не найти (как и упоминаний о фонде).

Благотворительный фонд "Время", как можно судить из свидетельства о регистрации (документы появились после публикации первого поста), создан в конце апреля 2015 года, то есть, всего месяц назад. Однако изучив фейсбук того самого Президента, мы можем узнать, что еще прошлым летом Дмитрий нашел способ зарабатывать деньги на подростках, торгующих всяким барахлом. Пережив зиму, он решил повторить успешный опыт по той же схеме. Изменений коснулся лишь слоган на футболках: "Покупая шарик – помогаешь детям" был изменен на "Принимая шарик – помогаешь детям" (видимо, чтобы в упомянутый в тезисе процесс не вмешалась налоговая).





Сегодня, в День защиты детей, группа фонда предлагает волонтерам задуматься о детях, собраться у метро и исполнить зажигательный танец (надеюсь, это будет-таки тверк).

Хотя кэш помнит более меркантильные призывы к девочкам от 14 лет:



Допустим, 1500 рублей, что получают волонтеры – это 20 процентов от общей суммы сборов (щедрая ставка). Выходит, один человек собирает около 8000 тысяч в день, а пятнадцать (количество голов видно на фото) порядка 120 000 рублей. Если менять девочек и работать ежедневно, выходит больше трех миллионов в месяц.

В принципе, с этими деньгами уже можно что-то решать. Так, к апрелю Дмитрий начинает искать, кому оказать помощь. Удивительно: на моей памяти это первый фонд, который не знает куда деть деньги:



В мае появился первый отчет о поездке. По-видимому, никаких идей, кроме как сунуться в московский детский дом для умственно отсталых детей №7, Дмитрию в голову не пришло. Логика ясна: это самая тяжелая категория детей-сирот. Им действительно нужна поддержка, но – возьму смелость утверждать – не финансовая.

Завуч подтвердила визит, сказав, что ребята привезли канцелярские принадлежности и обувь. Чтобы вы понимали, на одного ребенка-сироту с диагнозом бюджет ежемесячно выделяет около 110 000 рублей. В Москве нет ситуации, что детям нечего есть или не во что обуться. Моя родная сестра четыре года работала психологом в таком учреждении Москвы. В финансовом смысле эти дети обеспечены так, как не обеспечена половина домашних детей в регионах России. Это настолько элементарные вещи, которые знает любой, кто сталкивался с волонтерско-сиротской темой.

Всего на счету фонда три увеселительные поездки. После нескольких месяцев сбора денег у метро. В сухом остатке мы имеем следующее: Дмитрий Майоров год собирает деньги на благотворительность, привлекая для этого 14-летних девочек. Никакой отчетности нет, сайта нет, и официально его фонд зарегистрирован лишь месяц назад. Я избегал оценочных суждений, но, похоже, всё очевидно. Ребята наловчились собирать бабло, поняли, что надо бы легализоваться, постфактум оформили фонд, а потом начали искать, кому бы помогать. Причем сколько было собрано денег, какая часть пошла на организационные расходы, а какая – на "помощь", неизвестно. Были ли опечатанные ёмкости для сбора пожертвований, договор с метрополитеном на проведение мероприятия – тоже тайна.

Для обычного человека, который сунул 200 рублей на бегу "какому-то фонду", нет разницы между сомнительным фондом "Время" и, скажем, фондом "Волонтеры в помощь детям-сиротам – мощнейшей благотворительной организацией, которая занимается сиротской проблематикой более 8 лет. Просто посмотрите на раздел пожертвований их сайта, где можно увидеть все поступления за последние годы - от нескольких копеек до десятков тысяч рублей. Посмотрите на перечень программ и проектов, чтобы понимать, насколько серьезную, сложную и осмысленную работу проводят сотни добровольцев и специалистов из некоммерческого сектора.

Главный капитал любого фонда – это доверие, прозрачность и профессионализм (и я подразумеваю профильный профессионализм, а не мастерство руководства 14-ти летних девочек). Такие истории дискредитируют благотворительность еще больше, чем откровенные случаи мошенничества.

Перед публикацией я обратился к исполнительному директору благотворительного собрания "Все вместе" Наталье Луговой. Это известное объединение проверенных и надежных благотворительных организаций Москвы. В отличие от Дмитрия Майорова, Наталья нашла время прокомментировать ситуацию:

"Наша команда в курсе ситуации с такими сборами и организациями. Вместе с юристами мы готовим большую статью о том, как отличить мошенников, как себя вести и что делать. На следующей неделе опубликуем ее на нашем сайте "Все вместе" и в социальных сетях. Что касается данной истории, вызывает недоумение сочетание "волонтер и деньги". Определение слова "волонтер" не подразумевает человека, получающего оплату. Это грубейшее нарушение, любая оплата волонтерам противоречит этике. Наличные выплаты "сразу после смены" у нас незаконны – это подтверждает, что деньги не оприходованы комиссией, не внесены в кассу организации и не зачислены на счет. Именно со счета, с выплатой налогов, и может происходить оплата работы, например, специалистов. И, конечно, странно слышать о том, что "нашли более 300 рабочих мест" – несовершеннолетние не имеют права быть материально ответственными.

При регистрации устава фонда указывается, какое направление берет на себя фонд и какой категории граждан планирует помогать. В новых фондах по практике вначале утверждается программа или появляется благополучатель, а потом собираются деньги. Есть сайты, где существует обязательная верификация фондов: wse-wmeste.ru, nuzhnapomosh.ru, dobro.mail.ru. Выбрав любой из них, вы можете быть уверены, что ваши деньги не только дойдут до адресата, но и будут потрачены максимально эффективно".

Дмитрий Марков, специально для блога varlamov.ru


P.S. Вообще, этим всем должны были заниматься правоохранительные органы, когда им начали поступать заявления от бдительных граждан. Надеюсь, собранный материал послужит основанием для серьезной проверки деятельности Дмитрия и фонда "Время".

Со своей стороны я готов дать слово Дмитрию Майорову на страницах этого блога, если он все же решит снизойти до комментария, несмотря на свой высокий статус "Президента фонда".

promo varlamov.ru november 17, 2011 20:24 149
Buy for 2 000 tokens
В этом блоге можно разместить рекламный пост. Ежемесячная аудитория – более 1,5 млн. уникальных посетителей. Для тех, кто просто хочет скачать прайс, есть эта ссылка. Для тех, кто хочет посмотреть полную презентацию со статистикой, портретом аудитории и моими предложениями по рекламе,…
← назад
Да поднимите же Вы наконец тему психоневрологических интернатов. Вот где ад то творится. А то пишите про каких-то алкоголиков и девочек с шариками.
Часто в торговых центрах наблюдаю подобное. Люди с копилочками, в футболках раздают бумажки и представляются благотворительным фондом. Неужели они тоже не имеют к ним никакого отношения и это тупо развод?
А у нас немытый мужик в черном платье, с банкой на шее, в трамвае 26 маршрута, через день ходит, и рассказывает сказочные истории.
некоторые верят!
Нужно легальным фондам запустить самим запустить подобную акцию с шариками, только более массовую.
И таким образом вытеснить нелегальные :)
Что, никто ещё не написал на первой странице, что

>Допустим, 1500 рублей, что получают волонтеры – это 20 процентов от общей суммы сборов (щедрая ставка). Выходит, один человек собирает около 8000 тысяч в день,

один человек не собирает в день 8 миллионов, счетоводы фиговы.
Все эти фонды практически всегда разводилово. И вообще, если ты хочешь делать добро, посредники не нужны.
Зря вы так думаете. Если вы хотите сделать добро сироте из детского дома, вы знаете, что делать? Или вы ему конфеты на Новый год привезете? А как помочь пациенту хосписа тоже узнаете, и не нужны вам советы профи, которые этой проблемой десяток лет занимаются?

Не-не, посредники иногда очень даже нужны. Иначе все добро, которое вы можете сделать - это подать бездомному на улице. Что тоже неплохо, конечно )
У нас в Самаре в метро так ходят и собирают в коробочку деньги, попрошайки
Все знают, что попрошайки в метро не могут работать на себя, они получают копейки, а основную часть собранных средств отдают различным ОПГ. И ничего, все равно подают. Каждый день наблюдаю - 30-200 рублей с одного вагона. Это 10-70 рублей в минуту, 600-4000 рублей в час.
Так что дело таких вот комбинаторов будет жить и процветать, не смотря на освещение в таких масштабных СМИ, как блог зялта.
Это вот как раз абсолютное добро без посредников - не задумываясь подать человеку, который не смог найти другой способ заработать.
От жулье, Одуван, а в Брянск когда приедешь ? Хорош по трущобам Архангельска уже ходить.
← назад