April 10

Лев Толстой – враг и предатель русского народа

Пока Путин рассуждает о том, как на Западе "культура отмены" лёгким движением руки превратилась в отмену культуры (в частности, русской), его бойкие хунвейбины в помоечных телеграм-каналах продолжают составлять списки нацпредателей.

Уже отменили Урганта за то, что тот посмел выступить против войны и уехал. Отменили Пескова за то, что тот публично Урганта защищал. Чубайса – за то, что тот во всём виноват. Моргенштерна – за то, что тот Моргенштерн.

Расстрельные списки постоянно растут. И тут вдруг выяснилось, что главный враг русского народа насколько глубоко запустил свои щупальца в нашу культуру, что умер аж 111 лет назад.

24 марта московский активист Алексей Никитин вышел на пикет у храма Христа Спасителя с плакатом, на котором была знаменитая цитата из книги Льва Толстого "Христианство и патриотизм":

Полицейские Никитина, разумеется, задержали и составили на него протокол о дискредитации российской армии. По данным "ОВД-Инфо", конкретно Толстой им не понравился тем, что был "исторической фигурой в своей оппозиционной деятельности":

"Лев Николаевич Толстой, согласно историческим фактам, является исторической фигурой, представляющей условно названное "зеркало революции", общеизвестный факт того, что в произведениях автора жёстко критиковался правящий режим <…> Таким образом, действия гр. Никитина следует трактовать как призыв к свержению действующей власти, а также следованию идеологии Толстого".

Вот какую змею, оказывается, пригрела на груди русская культура.

Но и это ещё не всё... Представляете, в 1904 году эта бородатая мразь, этот недоделанный граф посмел выступить против войны с Японией! И не просто выступить, а тиснуть статейку в СМИ-иноагенте! Статья называлась "Одумайтесь!", а эпиграфами к ней стали цитаты из Ветхого Завета и Евангелия, что должно было особенно выбесить одурманенных войной патриотов.

В этом сочинении, которое было опубликовано в английской газете (потому что русские уже не могли печатать ничего подобного), Толстой писал:

"Прежде чем начато дело войны, кем бы оно ни было начато, — должен ответить всякий одумавшийся человек, — прежде всего начато дело моей жизни. А дело моей жизни не имеет ничего общего с признанием прав на Порт-Артур китайцев, японцев или русских. Дело моей жизни в том, чтобы исполнять волю Того, кто меня послал в эту жизнь. <...> Если есть Бог, то Он не спросит меня, когда я умру (что может случиться всякую секунду), отстоял ли я Юнампо с его лесными складами, или Порт-Артур, или даже то сцепление, называемое русским государством, которое Он не поручал мне, а спросит у меня: чтò я сделал с той жизнью, которую Он дал в мое распоряжение?
Так что на вопрос о том, что делать теперь, когда начата война, мне, человеку, понимающему свое назначение, какое бы я ни занимал положение, не может быть другого ответа, как тот, что никакие обстоятельства, — начата или не начата война, убиты ли тысячи японцев или русских, отнят ли не только Порт-Артур, но Петербург и Москва, — я не могу поступить иначе как так, как того требует от меня Бог, и потому я, как человек, не могу ни прямо, ни косвенно, ни распоряжениями, ни помощью, ни возбуждением к ней, участвовать в войне, не могу, нe хочу и не буду".

Роль помоечных телеграм-каналов в те годы играла, например, газета "Московские ведомости". Её редактором тогда был известный монархист и черносотенец Владимир Грингмут. Почитайте, как газета ответила Толстому, – и сразу же узнаете риторику:

"Гр. Толстой – противник войны; но он давно уже перестал быть Русским, с тех пор, приблизительно, как он перестал быть православным… Если он еще живет в пределах России, то это объясняется лишь великодушием Русского Правительства, чтущего еще бывшего талантливого писателя Льва Николаевича Толстого, с которым теперешний старый яснополянский маньяк и богохульник ничего общего, кроме имени, не имеет".

Вот какую свинью с лицом графа Толстого подложила патриотичным потомкам отечественная литература. Настоящий враг народа! Как сказал бы булгаковский поэт Иван Бездомный, "взять бы этого Толстого, да за такие доказательства года на три в Соловки!"

Но поскольку Лев Николаич давно мёртв, остаётся лишь "отменить" его основные сочинения, включая "Войну и мир". А заодно запретить слово "толстовка". Только лонгслив, только свитшот! Во имя русской культуры.