Житель Томска три дня выдавал себя за врача и ухаживал за бабушкой в «красной зоне»

Житель Томска три дня выдавал себя за врача и ухаживал за своей 84-летней бабушкой с болезнью Альцгеймера, которую госпитализировали с пневмонией в «красную зону» МСЧ №2. Мужчина, пожелавший сохранить анонимность, пожаловался в Генпрокуратуру и Следственный комитет на плохие условия в госпитале.

Томич рассказал журналистам, что его бабушка уже год живет на жидком питании, он кормит ее из шприца. Женщина не может ходить и разговаривать. Когда ее соседка по палате рассказала ему, что бабушку не кормят, он купил защитные костюмы, специальное питание и другие необходимые бабушке вещи, и отправился в госпиталь сам.

— Зашел в корпус и спросил, где лежит данная пациентка, представился терапевтом из другого отделения. Когда зашел в палату, бабушка лежала вся в моче и кале. Рот в блевотине, кислородная трубка на лбу. Я спросил, кормили ли ее, соседка по палате ответила утвердительно. Я познакомился с санитаром, который мне помогал менять подгузник. Мне показалось, что он понял, что я не врач. Но не выдал меня. Бабушка была горячей. Я включил доктора и попросил померить температуру и уровень сатурации. Медперсонал померил температуру бесконтактным термометром, температуру высокую прибор не показывает, а бабушка горит. Я настоял, чтобы померили температуру ртутным градусником. Показало 39,8. Поставили жаропонижающее. Я начал кричать, почему рука в синяках, у них даже гепариновой мази не оказалось.

В первый день С. пробыл в ковидном госпитале девять с половиной часов, смотрел за состоянием бабушки. На второй день, по словам внука, бабушка опять лежала в моче и фекалиях. По словам С., в госпитале не моют лежачих пациентов.

— Обстановка в больнице ужасная: женщины просят воды, — говорит С., — Ощущение, что я попал в тюрьму. Скотобойню. Врачи говорят, что у них аврал, но палаты наполовину пустые. Почему к пациентам как к свиньям относятся? Я спросил у одного медбрата, почему он не может поменять белье у пациентов, он ответил, что ему лень. <…>

В госпитале внук менял подгузники и противопролежневые повязки, которые он сам купил и оставил, но они потом куда-то исчезли. Все время С. ходил возле палаты, поправлял кислородную маску у бабушки.

— На третий день бабушку перевели в другую палату и дали несколько ложек жидкости. Бабушка не может есть с ложки. Я пошел разбираться с доктором, тут-то меня и заподозрили, спросили, за каким врачом я числюсь, я растерялся. Подошел к бабушке, поцеловал ее и убежал через второй этаж.

После каждого похода в красную зону он утилизировал защитный костюм.

Агентство ТВ2, 27 октября

После жалоб жителя Томска в госпитале проводится служебная проверка. Свои проверки также начали прокуратура и Следственный комитет.

29 октября, 14:20. Сварщик из Томска Сергей С. рассказал, что после инцидента в больнице его уволили с работы.

— Вчера же из больницы позвонили моей жене, сказали, чтобы мы приезжали, забирали бабушку домой и написали отказную, — рассказал нам Сергей сегодня.

— Чем мотивировали?

— Я не знаю, но мне советуют этого не делать, потому что, если я напишу отказную и бабушка вдруг умрет дома, меня же в этом обвинят.

— Правда, что вас уволили с работы?

— Да, я остался без работы. Начальник позвонил, сказал: «Нам яркие личности не нужны, всего доброго». Благодаря этой новости я остался совсем без средств и боюсь, что работы теперь в Томске не найду. Как ухаживать за бабушкой, пока не знаю.

«Московский комсомолец»

Сейчас Сергей находится в Москве, где лично обращался в Следственный комитет. Он рассказал журналистам, что пока не знает, когда поедет обратно в Томск.

31 октября, 12:42. Заведующий реанимационным отделением респираторного госпиталя Евгений Тарасенко сообщил о смерти пациентки, внук которой ухаживал за ней в «красной зоне».

Женщина умерла 30 октября. По словам Тарасенко, ее состояние резко ухудшилось, ее перевели в реанимацию и подключили к аппарату ИВЛ, но она скончалась. В госпитале назвали причиной смерти коронавирус, пневмонию, острую сердечно-сосудистую и дыхательную недостаточность.

В областном министерстве здравоохранения рассказали, что женщина поступила в госпиталь 21 октября в тяжелом состоянии с полисегментарной пневмонией и истощением. В ведомстве настаивают, что она получала необходимое лечение и уход.