Юрия Хованского отпустили из СИЗО

Фото: Давид Френкель/«Медиазона»

Куйбышевский районный суд Петербурга отпустил блогера Юрия Хованского из СИЗО, заменив меру пресечения на запрет определенных действий. Таким образом суд удовлетворил ходатайство стороны обвинения.

Следователь Синкевич объясняет желание следствия изменить Хованскому меру пресечения — изменились обстоятельства дела: Хованский больше не может скрыться, так как загранпаспорт передан следствию, а из-за ковида введены ограничения на въезд и выезд из страны. Кроме того, по мнению следствия, Хованский больше не может уничтожить материалы следствия, так как в рамках компьютерной экспертизы они были защищены. <…>

На Хованского наложены ограничения: выходить из дома в ночное время с 22 до 10 часов; посещать место преступления (улица Пушкинская, 14) и подходить к нему ближе, чем на 300 метров; посещать места культурно-массовых мероприятий; использовать средства связи — в том числе интернет, кроме как для связи с контролирующими органами и для вызова скорой помощи и органов спасательных служб; общаться со свидетелями по делу и средствами массовой информации. <…>

Общение с близкими судья разрешила. <...>

«Медиазона»

Хованский обвиняется в оправдании терроризма (часть 2 статьи 205.2 УК), ему грозит до семи лет лишения свободы. В СИЗО его поместили в июне этого года.

Против блогера возбудили дело из-за песни о теракте во время мюзикла «Норд-Ост». Хованский и его знакомые утверждают, что она была исполнена один раз во время стрима в ноябре 2012 года, тогда как вменяемая ему статья появилась только спустя четыре года.

Следствие, ссылаясь на показания основного свидетеля обвинения блогера Андрея Нарцева (Нифедова), считает, что песня была исполнена в 2018 году. Также следствие использует формулировку «не позднее 3 июля 2020 года».

Недавно стало известно, что свидетелями по делу также проходят трое петербуржцев, при этом двое из них, судя по всему, раньше работали в местной полиции. Все трое утверждают, что в 2018 году случайно услышали песню «на улице или в баре», при этом все три протокола примерно наполовину состоят из одинаковых фраз.

Сам Хованский писал, что у следствия четыре лжесвидетеля, также он сообщал об угрозах со стороны следствия.

Девять лет назад, в 2012 году я аморально и глупо пошутил, исполнив песню, за которую сейчас сижу за решёткой. На протяжении этих девяти лет я неоднократно раскаялся, принёс извинения и сделал благотворительное пожертвования в фонд помощи жертвам терроризма. Моему поступку нет оправдания с моральной точки зрения, но по закону у этого проступка истекли сроки давности. <…>

В итоге вместо того, чтобы расследовать преступление, следователи просто перенесли время действия в 2018 год, завербовав подставных свидетелей. <…>

Я надеялся, что смогу оспорить это в суде по существу, но недавно ко мне в СИЗО пришёл руководитель следственной группы по моему делу и не уведомил моих адвокатов, пришёл тайком и выдвинул мне условия:

1) Я должен дать показания, что пел ту песню в 2018.

2) Я должен отказаться от своих адвокатов.

3) Я должен взять их адвоката.

Если я выполню эти условия, то они перестанут назначать бесконечные экспертизы, передадут дело в суд, где я получу штраф и выйду на свободу. Если же я откажусь от этих условий, всё будет обставлено так, будто я «ушел в отказ», и мне дадут реальный тюремный срок. <…>

В ответ он дал мне на раздумие два дня и сказал, что в случае отказа проблемы будут не только у меня, но и у Маши — моей любимой. До этого опера уже угрожали мне подбросить ей наркотики, если она не заберёт жалобу.

Юрий Хованский, 29 ноября

21 декабря стало известно, что Хованский пожаловался в ЕСПЧ на свой арест. 24 декабря следствие попросило суд смягчить блогеру меру пресечения.

Я понимаю, что моя песня отвратительна и не имеет оправдания. Эта песня — моя ужасная ошибка, больше всего я бы хотел, чтобы этой песни никогда не было. Я приношу всем свои глубочайшие извинения за то, что спел эту песню.

Юрий Хованский, 12 июля