Право на безопасный двор

Начнём неделю с жуткой статистики. За прошлый год во дворах Москвы погибли 19 человек, причём они, скорее всего, стали жертвами своих соседей. Нет, речь не о каком-нибудь поехавшем затворнике с топором и охотничьим ружьём, а "всего лишь" о ДТП.

Мы иногда забываем, что ДТП происходят не только на улицах, но и у нас под окнами. Хотя делать этого ни в коем случае не следует: до тех пор, пока дворы сплошь запаркованы, они представляют опасность для пешеходов.

Часто можно увидеть картину, когда во дворе машины стоят в проездах, на тротуаре, вплотную к подъезду, на газоне, жмутся к детским и контейнерным площадкам. В таких дворах все пешеходные маршруты оказываются перекрыты. Добавьте к этому постоянное превышение скорости водителями и плохой обзор из-за торчащих отовсюду автомобилей – и вы получите территорию, по которой нельзя пройти, не подвергая свою жизнь угрозе.

Это где-нибудь в Хельсинки или Осло, где люди в ДТП практически не гибнут, дворы по умолчанию воспринимаются как безопасное пространство, где могут спокойно гулять абсолютно все, в том числе дети и пожилые люди. У нас такого нет, и это серьёзная проблема не только для Москвы, но и для любого другого российского города (см. подборку постов в конце).

На смертоносные московские дворы наконец обратил внимание Дептранс:

Директор Проектного бюро "УРБАН Стрит 14" и автор канала "Здоровые города" Артём Герасименко написал для Дептранса статью, в которой объясняет, почему люди гибнут во дворах и что надо сделать, чтобы это прекратилось:

"Городская среда начинается у входной двери, а также включает вид и звук из окна квартиры. После выхода из дома каждый горожанин оказывается во дворе. Куда бы он ни направлялся — двор является первым впечатлением при выходе из дома и возвращении туда же. К сожалению, для некоторых людей выход во двор заканчивается трагически. Почему так происходит? Если отвечать кратко, то это неминуемый эффект ситуации, сложившейся с движением автотранспорта во дворах, и в первую очередь речь идет о превышении допустимой скорости и транзитными потоками.

Проблема с благоустройством дворов начинается с того, что с разных позиций это благоустройство может выглядеть по-разному. Для автомобилистов хороший двор тот, где можно свободно передвигаться на машине и парковаться максимально близко к подъезду. Для многих чиновников хороший двор — это отремонтированный без дополнительных трат и точно в срок. В хорошем дворе люди с ограничениями по здоровью могут передвигаться без посторонней помощи. Для детей двор — это целый мир, для пожилых людей — основное место социализации, за пределы которого им бывает сложно выбираться.

В Москве порядка 24 000 дворовых территорий, за 5 лет с 2015 по 2020 в них произошло около 1 тысячи подобных происшествий с десятками жертв. Согласно данным, основными причинами происшествий становились или высокая скорость автомобилей, или плохая видимость, а часто — оба фактора вместе. Следовательно, нужно смотреть, что провоцирует водителей ускоряться или загораживает им обзор. Посмотрев на дворы с печальной статистикой поближе, можно заметить схожие характеристики: они находятся на периферии города; застройка вокруг чаще всего высотная; они расположены вдоль магистралей; имеют длинные прямые внутриквартальные проезды, которые расположены вдоль длинных и узких зданий или зданий неправильной формы

Статистика также показывает, что 78% ДТП произошли во дворах многоэтажных домов, а половина из всех происшествий зафиксированы в районах с застройкой средней плотности. То есть, существует прямая корреляция между городской застройкой и количеством происшествий.

Высотность и плотность застройки изменить сложно и дорого — это под силу только реновации, а она сейчас сфокусирована совсем на другом типе домов. А вот поработать с характеристиками дворов вполне реально. Чтобы понять как, можно взглянуть на иностранный опыт работы с подобными районами.

Например, жилой комплекс Nové Butovice на окраине чешской Праги. Застройка здесь квартальная, паркинг либо подземный, либо на городских улицах снаружи квартала паркингом. Двор создан как озелененное пространство с пешеходными дорожками, ведущими ко входам в дома. В случае чрезвычайных происшествий возможен проезд служебной техники по грунтовым и мощеным дорогам.

Или район Merihaka в Хельсинки. Дома здесь очень высокие по европейским меркам, но дворы свободные — машины спрятаны на подземных и многоэтажных паркингах, чья архитектура вписана в ландшафт.

А вот ровесник многих московских районов — микрорайон Stuyvesant Town в Нью-Йорке, построенный в середине прошлого века, плотность проживания здесь в 3 раза выше, чем в среднем по городу, люди живут не бедные. Но и здесь пространство между домами превращено в общественные зоны и спортивные площадки. Все парковочные места вынесены за пределы — на ближайшие улицы или в многоэтажные паркинги по периметру. Вокруг зелень, минимальное число барьеров и возможность проехать для пожарных, если понадобится.

Как видно, и без революционных изменений можно поменять уровень безопасности во дворах: сузить провоцирующие превышение скорости проезды, упорядочить парковочные места, обозначить зоны внимания рельефом и светом, убрать транзитный поток.

Пространство в результате преобразований станет не только безопасным, но и гуманным — перемещаться по нему будет удобно и людям с ограниченными возможностями здоровья".


Я уже слышу, как пищат водители: раз Дептранс обратил внимание на московские дворы, то там может снизиться количество парковочных мест! Но советую им в кои-то веки подумать как о собственной безопасности, так и о безопасности их детей.