Россия встала с колен (но это не точно)

Фото: Александр Ощепков / НГС

Посмотришь новости на российских государственных каналах, и вроде вокруг все так замечательно. К новому учебному году откроются современные школы, зафиксирован минимальный за четыре месяца прирост новых случаев инфицирования COVID-19, готова наша вакцина, о которой мечтают все вокруг, под Москвой проходят Армейские международные игры, где Россия обязательно всех победит, бурное экономическое развитие регионов... Не жизнь, а сказка! Единственное, пингвины бегут из Антарктиды. Пингвинов жалко.

А потом выключаешь телевизор, и вдруг оказывается, что вокруг творится какая-то дичь. В Новосибирске двух женщин-инвалидов, которые живут в комнате общежития площадью 7,8 квадратных метра, мэрия решила выселить на улицу. Вот она, вставшая с колен Россия.

Алле Николаевне Орловой 71 год, она инвалид третьей группы с онкологией щитовидной железы. Уже почти два года живёт в небольшой комнате общежития муниципального маневренного фонда вместе со своей 43-летней дочерью Надеждой, которая тоже инвалид, но второй группы. Местное издание «НГС» рассказало, как так получилось, что двух человек с серьезными заболеваниями чиновники решили отдать на произвол судьбы:

В муниципальном общежитии маневренного фонда мать с дочерью занимают комнату площадью 7,8 квадратных метра. На этой площади у них и спальня, и кухня, и склад для вещей. Часть вещей физически не помещаются в комнату, поэтому сложены возле входной двери.
Фото: Александр Ощепков / НГС
— Им как инвалидам положено 24 квадрата только спальной площади. Врач приезжала к нам и сказала, что по законодательству положено столько на двоих и даже без кухни…. Но им сказали, что комнат свободных нет, мол, они включены в план ремонта. А свободные комнаты на самом деле есть — на каждом этаже. И уже отремонтированные. Четвёртый этаж вообще почти весь пустой: там 21 комната, а занято, наверное, комнат шесть, — рассказала старшая по общежитию Ольга Чипенко.
Фото: Александр Ощепков / НГС
Алла Николаевна долго ищет письмо, которое прислал ей в апреле 2020 года начальник департамента энергетики и ЖКХ мэрии Дмитрий Перязев в ответ на просьбу дать другую комнату. В ответе сказано, что комната в общежитии выделена ей в виде исключения, из расчёта на одного человека и «сроком до 13.12.2020 без дальнейшего продления». После этой бумаги пожилая женщина достаёт ещё один документ — дополнительное соглашение к договору найма жилого помещения от 2019 года, в котором указано, что проживают здесь всё-таки два человека: Орлова и её дочь. Эта бумага противоречит первой, но подписана тем же Перязевым.

— Отписку дают и ведь сами себе противоречат: Надя в дополнительном соглашении-то указана. Получается, они сами нарушают свой договор: дочь прописана, значит, и квадраты предоставьте, — замечает Чипенко.

Старшая по общежитию вспомнила, как ещё до этого письма, в то время, пока Алла Николаевна была на работе, к ним приходили чиновники и пугали Надежду: требовали убираться из комнаты.
Фото: Александр Ощепков / НГС
Съезжать некуда: родственников в Новосибирске нет. Есть далеко — в Краснодаре, но там и жилищные условия не позволяют принять женщин, да и климат опасен для онкологического заболевания. Возможно, женщинам помог бы земельный участок в деревне Каменка, который Орлова-старшая получила от власти как пострадавшая от испытаний на семипалатинском ядерном полигоне, но на том участке только гараж да сарай — без электричества, газа и воды. А на строительство, естественно, денег нет.

Пенсия вместе с выплатами за инвалидность около 14 тысяч рублей, а у её дочери — 7800 в месяц. Три тысячи женщины платят за комнату в общежитии плюс ежемесячные расходы обеим на лекарства.
Фото: Александр Ощепков / НГС
Несмотря на сложную собственную жизнь, 71-летняя Алла Орлова ещё «шефствует» над теми, кто также нуждается в помощи. Некоторое время она присматривала за 84-летней Надеждой Ивановной Гавриловой. Говорит, это было не сложно: она всю жизнь проработала медсестрой, а потом горничной и уборщицей на разных предприятиях, а также в детских оздоровительных и спортивных лагерях. Подопечная Аллы Николаевны умерла в марте.
Фото: Александр Ощепков / НГС
Последнее время пожилая женщина живёт с мыслью, что зимой 2020 года, незадолго до своего дня рождения, ей с дочерью придётся съезжать. А съезжать некуда.
Фото: Александр Ощепков / НГС