Любит наш народ...

Чем больше я снимаю роликов и пишу текстов про нелепость теорий заговора, тем сильнее убеждаюсь, что занятие это довольно бессмысленное.

Потому что адекватный человек и так не верит в рептилоидов или принудительное наночипирование. А тем, кто верит, невозможно что-либо объяснить. Любой аргумент тут будет восприниматься не только как оправдание, но и как посягательство на их картину мира, на их свободу получать информацию. Это почти как оскорбление верующих.

Конечно, проще всего взять и забить. Пускай верит человек в то, что Билл Гейтс с помощью инопланетянина Алёшеньки хочет вставить ему анальный зонд, чтобы его контролировать – казалось бы, это только его проблемы. Но на самом деле это не так. Это наши проблемы. Потому что именно в среде таких верунов зреют ВИЧ-диссиденты, антипрививочники, фанаты кофейных клизм и т.д.

При этом, несмотря на свой страх перед рептилоидами и вышками 5G, эти люди не спешат удалиться вместе со всей роднёй куда-нибудь в лес и жить там припеваючи до первой вспышки кори или холеры. Они хотят жить среди нас, пользуясь всеми благами цивилизации и при этом навязывая остальным свои средневековые понятия. А значит, они попросту общественно опасны.

Что заставляет наш народ верить в Вангу, Чумака, Барабашку, бабушек-целительниц, гриб чагу, Мировое Правительство, святую воду и т.д., я не знаю. Видимо, какая-то внутренняя неудовлетворённость реальным положением вещей. Казалось бы, с этим ещё в советские времена должно было справиться всеобщее образование, но оно почему-то не сработало в полной мере. Как только Совок рухнул, вера народа в сверхъестественное окрепла, причём к ней примешалось сначала православие, а теперь, когда память об СССР поблёкла, ещё и мифы и легенды советского периода.

Только наш человек может одновременно верить в бога и ходить в церковь, при этом быть махровым коммунистом и топить в соцсетях за Сталина, а лечиться у деревенской знахарки, которая отпаивает своих жертв настоем из мухоморов на берёзовом соке.

Недавно наткнулся на рассказ бывшего священника Александра Усатова, который добровольно отказался от сана. Он тоже заметил эту особенность своих бывших прихожан:

"Россияне не склонны читать Писание и выполнять библейские заповеди, кроме одной: верь в Единого Бога. Им больше нравятся экстатические и радикальные движения т. н. "православных монархистов", "ревнителей православного благочестия", любителей экзорцизмов-отчиток, почитание старцев, стариц, а также "Движение против кодов" (ИНН, штрих-кодов, 666 и чипов). Большинство прихожан погрязли в суевериях. За этим стоит не столько невежество, сколько глубинные и архаичные процессы в психике. У меня возникло ощущение, что Церковь перестала быть лечебницей человеческих душ, а скорей всего, никогда и не была. Она похожа на хоспис, где безнадежные больные получают временное утешение, но не исцеляются".

Остаётся два вопроса:

1. Как исцелить этих безнадёжных?
2. Если научная пропаганда не помогает, можно ли жертвовать свободой слова, чтобы это мракобесие навсегда осталось в прошлом?