Сёстры Хачатурян: убийство или необходимая оборона?


Источник: Коллегия московских адвокатов "Вердиктъ"

Недавно я опубликовал пост, в котором кратко рассказал о вновь появившемся в новостях деле сестёр Хачатурян. Но в комментариях я столкнулся с непониманием сути произошедшего. Люди не вдаются в подробности дела и не понимают, почему девушек, убивших своего отца, нужно освободить. Есть ли вообще оправдание убийству?

С точки зрения закона, есть понятие необходимой обороны, но в России это практически не работает. Доказать, что вы оборонялись бывает крайне сложно, а если дело касается не вас лично, то практически невозможно.

История с сёстрами Хачатурян очень жуткая. Много лет отец издевался над ними, насиловал, угрожал и в конце концов довёл до того, что они его убили. Здесь уже надо задуматься, что вообще должно было случиться, что девушки решают убить собственного отца?

Поэтому сегодня я хочу подробнее изложить суть этого дела, объяснив, почему я считаю, что сёстры Хачатурян не должны оказаться за решёткой, и какие выводы из этого необходимо сделать из этой истории:


В чём суть дела сестёр Хачатурян?

27 июля прошлого года был убит москвич Михаил Хачатурян. Вечером по обвинению в убийстве были задержаны три его дочери: Мария, Ангелина и Крестина, которым в тот момент было 17, 18 и 19 лет соответственно. В этот же день Крестина была доставлена в больницу с колото-ножевыми ранами, оставленными, по её словам, её отцом. 29 июля Следственный комитет сообщил, что сёстры признали вину и объяснили свои действия «личными неприязненными отношениями с отцом ввиду причинения им на протяжении длительного времени моральных страданий».


Что за моральные страдания?

Друзья и родственники сестёр рассказывали журналистам о том, что отец запрещал девушкам встречаться с друзьями, в том числе и с родным братом, ранее выгнанным им из семьи. Он контролировал передвижения дочерей и визиты гостей с помощью видеокамеры над дверью в квартиру. В приводимых «Комсомольской правдой» голосовых сообщениях Михаил угрожает дочерям убийством и изнасилованием, обвиняя их в проституции за встречу с братом и его другом.

Более того, подруга сестёр рассказывает, что отец регулярно избивал их и угрожал огнестрельным оружием. Сама она видела в их квартире следы стрельбы. Ещё один аспект истории сестёр Хачатурян – сексуальное насилие. По словам Ангелины, он начал её избивать, когда ей было 10 лет, а домогаться — в 14. То же происходило и с Крестиной.


Может быть, они всё это выдумали?

Нет. Это же говорит и следствие:

«Заводил в комнату и говорил сделать массаж». «Когда просил сделать оральный секс, говорил, что это полезно для его простаты». «Мастурбацию он называл «полезным массажем».

В 2016 году Хачатурян вывез дочерей на отдых в Сочи, где заставил одну из них делать ему минет. После этого девушка совершила попытку суицида, однако ее откачали в реанимации. Несколько недель она не посещала занятия, а затем принесла на учебу справку об отравлении.

<...>

Как говорят источники «Новой», следствие имеет сведения как минимум об одном эпизоде, когда Хачатурян склонял двух дочерей к групповому сексу. При этом чаще отец домогался Ангелины. С 2015 года она становится его главной жертвой — близкие сестер рассказывают более чем о десяти случаях сексуального насилия над девушкой-подростком. Больше других ей доставалось, по их словам, «из-за спокойного характера и терпеливости».

В 9 вечера Крестина и Мария должны были выгуливать собаку, а сам Хачатурян вызывал к себе в комнату Ангелину и просил «делать ему массаж».

Источники «Новой» в московском здравоохранении рассказывают о медицинской экспертизе, проведенной по просьбе следствия, которая подтверждает показания сестер. В частности, на теле Ангелины зафиксированы повреждения вследствие полового насилия.

«Новая газета»

Михаил Хачатурян.



Сёстры Хачатурян — убийцы?

Формально нет — их вина ещё не доказана в суде, и мы можем называть их лишь подозреваемыми. Но если мы согласимся с их словами и предварительными выводами следствия — да, они убили своего отца.


Тогда почему вокруг этого дела возник такой резонанс?

Михаил Хачатурян избивал и насиловал своих дочерей много лет — со слов его дочери Ангелины, не менее восьми. В день своей смерти он вернулся с лечения в психиатрической клинике, но его характер ничуть не переменился — он стал, как прежде, избивать и оскорблять дочерей, заодно заливая им глаза содержимым перцового баллончика. Понимая, что такая жизнь может продолжаться до их или его смерти, сёстры решают зарезать отца.

Российское законодательство сурово в отношении необходимой обороны. И убийство при её превышении наказывается согласно уголовному кодексу. В то же время российское законодательство благосклонно к домашнему насилию – в прошлом году побои в семье были переведены из уголовного кодекса в административный. То есть даже если бы сёстры не убили, а скрутили отца, сдали его полиции и доказали его вину в побоях – он бы вышел на свободу уже через несколько дней или даже отделался штрафом, после чего сделал бы всё, чтобы это не повторилось. И это совсем не значит, что так он стал бы добрым и хорошим родителем.


Это единственное подобное дело?

Нет — только самое известное. Домашнее насилие – это огромная проблема нашего общества. По недавним журналистским исследованиям, большинство женщин, сидящих в тюрьмах за убийство и за превышение необходимой обороны, защищались именно от своих домашних насильников. Почитайте о статье 105 УК РФ «Убийство» и о статье 108 УК РФ «Превышение необходимой обороны».

Обычно дела, связанные с жертвами домашнего насилия, убивающими или калечащими своих истязателей, касаются супругов, где дети проходят как потерпевшие наравне с одним из родителей. А дело сестёр Хачатурян попало в СМИ как редкий случай отцеубийства, да ещё и совершённого тремя сёстрами, одна из которых была несовершеннолетней.


Вы говорите только об отце, но где же была мать?

Аурелия Дундук не жила с дочерьми с 2015 года — Михаил выгнал её из семьи. Сама она и их старший сын Сергей, которого отец выгнал из дома, когда тот учился в восьмом классе, тоже являются жертвами насилия со стороны Михаила. Но заявлениям о побоях, которые Аурелия подавала в ОВД, не давали ход, а передавали её мужу. По её словам, о происходившем с их дочерьми она узнала только после смерти Михаила.


Что известно о психологическом состоянии девушек?

Во время убийства отца младшая сестра Мария находилась в невменяемом состоянии. У её старших сестёр выявлены посттравматические стрессовые расстройства. По мнению следователей, из-за постоянных издевательств со стороны отца у каждой из них развились расстройства в виде «синдрома жестокого обращения».


Почему сейчас все снова заговорили о деле сестёр Хачатурян?

18 июня, после продолжительного затишья, появилась новость о том, что адвокаты сестёр подали главе СК Александру Бастрыкину жалобу на окончательную версию обвинения. По их мнению сёстры совершили убийство «в рамках необходимой обороны от продолжавшегося многие годы насилия». Кроме того, следствием было установлено, что Крестина Хачатурян не участвовала в убийстве отца, но следствие продолжает считать её причастной к совершённому преступлению.


Чего хотят общественные защитники девушек?

Справедливым итогом дела сестёр Хачатурян станет оправдательный приговор или условный срок. Первое маловероятно, учитывая, во-первых, ничтожный процент оправдательных приговоров в российских судах, а во-вторых, то, что совершённое сёстрами преступление, видимо, будет доказано в суде. Более того — они сами в нём признались. Более реалистичный вариант — условный срок. В этом случае девушки выйдут на свободу и вновь будут отправлены за решётку лишь в случае нарушения режима условного освобождения. Третий относительно справедливый итог – минимальное наказание с последующим условно-досрочным освобождением.

Очередь на одиночный пикет в поддержку сестёр Хачатурян.

Фото: Кристина Сафонова / «Медуза»


Какие сроки грозят сёстрам при обвинительном приговоре?

Следствие считает, что убийство Михаила Хачатуряна попадает под статью 105.2 пункт ж) УК РФ — убийство, совершённое группой лиц по предварительному сговору. Наказание за это — от восьми до двадцати лет лишения свободы, либо пожизненное заключение.

Защита девушек настаивает, что их действия были необходимой обороной — 108.1 УК РФ. Убийство, вызванное её превышением, наказывается исправительными работами, либо ограничением свободы, либо принудительными работами, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Как видите, даже при максимально строгом приговоре второй вариант может спасти сестёр. Кроме того, первые два месяца девушки провели в СИЗО, а сейчас находятся на свободе с ограничением на пребывание вне дома и общение с журналистами.


Возможно ли подобное условное или полное оправдание?

Я не знаю, но очень на это надеюсь. Российское государство должно вмешаться в эту историю, но не как каратель, наказывающий измученных жертв. Необходимо позволить сёстрам пройти курс реабилитации и в целом разобраться с домашним насилием в стране. Очевидно, убийство произошло не из-за жестокости девушек, а потому, что их жизнь была скрыта от общества, угроза их жизни и здоровью практически не вышла за пределы их квартиры.


Можно ли было избежать убийства?

Возможно, Михаила удалось бы привлечь к ответственности и хотя бы попытаться лишить его родительских прав или даже посадить в тюрьму. Но директор школы, в которой учились Мария и Ангелина, или органы опеки не заинтересовались причиной постоянных прогулов сестёр – за прошлый учебный год они пришли в школу семь раз. Многочисленные жалобы тоже оставались без внимания.


Как можно помочь сёстрам?

Вы можете подписать петицию, которая будет направлена в Следственный комитет и в Генпрокуратуру РФ. Текст петиции согласован с адвокатами сестёр Хачатурян. Ваша подпись поможет восстановить справедливость.

Одиночный пикет в поддержку сестёр Хачатурян.

Фото: Кристина Сафонова / «Медуза»


Сёстры Хачатурян стали жертвами избиений и изнасилований, регулярно совершаемых их родным отцом. Я не знаю, как бы на их месте поступили другие, в том числе защитники Михаила Хачатуряна, и желаю никому никогда не оказаться на месте этих девушек. А если в итоге они будут осуждены — это будет означать, что вырваться из плена домашнего насилия в России можно только отсидев за убийство агрессора. Что государство не встанет на сторону жертвы, даже понимая, что на крайние меры её двинули крайние обстоятельства.

Но если здравый смысл и восторжествует, то может повториться кейс Голунова, когда один человек был оправдан в угоду общественному возмущению, но тысячи людей, сидящих по сфабрикованным делам остались за решёткой. К сожалению, простое освобождение сестёр Хачатурян ничего не даст другим жертвам домашнего насилия, поквитавшимся со своими тиранами. До тех пор, пока государство и общество не увидят, что дело не в том, что дочери убили отца. Дело в том, что все его издевательства оставались безнаказанными. В том, что домашнее насилие часто остаётся за закрытыми дверями квартир. Наружу оно выходит только когда жертва убивает или калечит насильника, за что сама отправляется на скамью подсудимых.

В России нет закона, защищающего от домашнего насилия. Государство открыто показывает, что эта тема ему неинтересна, а омбудсмен по правам ребёнка считает, что декриминализация побоев может защитить семью. Семью Хачатурян не спасли ни криминальная, ни административные статьи — никому не было дела до ненормального мужика, держащего в заложниках трёх дочерей, и до самих девушек, целый год прогуливавших школу.

Дело сестер Хачатурян даёт нам возможность обратить внимание на проблемы, которые могут коснуться каждого.

Пожалуйста, расскажите об этой истории своим друзьям.

Избранные записи из этого журнала

  • Сёстры Хачатурян

    Фото: Anews Все вы, скорее всего, слышали про сестёр Хачатурян. Это три девушки, которые прошлым летом убили своего отца. Неделю назад…


Подписывайтесь:



Обратите внимание:



promo varlamov.ru november 17, 2011 20:24 155
Buy for 2 000 tokens
По рекламе пишите reklama@varlamov.me или reklama@avtormedia.ru В этом блоге можно разместить рекламный пост. Ежемесячная аудитория – более 2 млн. уникальных посетителей. Для тех, кто просто хочет скачать прайс, есть эта ссылка. Для тех, кто хочет посмотреть полную презентацию со…

а состояние аффекта не может возникнуть в ходе обсуждения девушек между собой "что же нам теперь делать!?", на фоне многолетних издевательств?

Вот тут уже моей компетенции недостаточно. Я ж уголовным правом не занимаюсь - просто когда-то меня ему хорошо учили.
Да и вопрос уже больше к психиатрам.