В Бурятии умирающего пациента заперли в кладовке, перепутав агонию с психозом

Фото отсюда

7 февраля в районной больнице умер 40-летний сантехник из бурятского села Баргузин Владимир Колмаков, которого госпитализировали с двусторонней пневмонией. Сотрудники больницы перепутали агонию умирающего пациента с психозом и заперли его в помещении для хозяйственных нужд. Причиной смерти Колмакова стал отек легких, 12 апреля Следственный комитет возбудил уголовное дело.

В больницу Колмаков попал 6 февраля. Утром 7 февраля его навестил отец, вечером того же дня он пришел в больницу снова, но не обнаружил сына в его палате. С кровати, на которой до этого лежал Колмаков, было снято постельное белье. Отцу пациента сказали, что его перевели в другую палату, которая оказалась заперта: позже выяснилось, что это была комната, предназначенная для хозяйственных нужд.

Ключ от двери так и не нашелся, поэтому замок пришлось срезать болгаркой. Оказавшись в комнате, отец Колмакова увидел его тело. В комнате, где сотрудники больницы заперли пациента, не было туалета и раковины, открыть окно было невозможно. Единственной мебелью в комнате было «нечто похожее на кровать».

Фото отсюда
Родные погибшего были поражены жестокостью и равнодушием медперсонала больницы и обратились за разъяснениями к лечащему врачу Владимира. Молодая доктор объяснила, что пациента заперли всего лишь на пять минут, хотя родные располагают данными, что Володя пробыл взаперти не один час. По словам врача, после обеда 7 февраля пациент начал вести себя буйно, ходил по палатам, вел себя неадекватно, поэтому его временно определили под замок — чтобы не убежал.

— Володя, как и все мужчины в нашей семье, был интеллигентным, тактичным человеком. Никто из наших мужчин никогда не был буйным. Поэтому мы не поверили медикам. Опросили пациентов, которые лежали с Володей в то же время, и они рассказали, что он действительно ходил по отделению и искал знакомую женщину-хирурга, чтобы попросить ее о помощи. Но прежде, чем зайти в чужую палату (тем более в женскую), он сначала стучал в двери. Свидетели рассказали, что Владимиру было плохо, он был как будто в агонии. Медперсонал, видимо, принял его хождение по палатам как буйство, на самом же деле ему было очень тяжело, — делает вывод [старшая сестра погибшего] Анна.

Родные предполагают, что взаперти у Володи случился очередной приступ, о котором он накануне говорил. Сил кричать, да и говорить у него не было, он даже не обедал в тот день в столовой. Обессиленный, не имея возможности позвонить родным, он лег на полу в каморке и умер от удушья.

«Номер один», 11 апреля

Кто именно запер Колмакова на ключ и почему пациента никто не искал, когда он по графику должен был принимать лекарства, пока неизвестно. Родные погибшего обратились в прокуратуру, Минздрав, Росздравнадзор и Следственный комитет.

12 апреля СК возбудил уголовное дело о причинении смерти по неосторожности (часть 2 статьи 109 УК), им занимается отдел по расследованию особо важных дел. В ведомстве сообщили, что 13 апреля руководитель регионального управления СК встретится с родственниками погибшего и сотрудниками больницы.