Волгоград: как меня 2 раза задержала ФСБ



Ну что, посмотрел я Волгоград... За день два раза приняли ФСБшники. Нигде такого ещё не было ) Город с обострённым синдромом вахтёра.

Вообще, я человек неконфликтный. То есть я не из тех ребят, кто выходит за пиздюлями, и если пиздюлей можно избежать, то я их избегаю. За всю жизнь, кстати, ни разу не дрался, даже в школе. Но в Волгограде мало быть адекватным, потому что в Волгограде каждый дворник считает, что он директор мира. Это мировоззрение определённых волгоградцев и привело меня к двум беседам с сотрудниками ФСБ.

Как говорится, ничто не предвещало беды.


Подписаться на канал



Я выпил отличного кофе и пошёл гулять по городу. Для начала решил посмотреть железнодорожный вокзал. Во-первых, это памятник архитектуры, его недавно отреставрировали – очень красивое здание. Во-вторых, в 2013 году здесь был теракт. Прямо на рамках, которые установили, чтобы ловить террористов. Я много писал о так называемом "театре безопасности". Когда государство подменяет реальную борьбу с терроризмом показухой. И Волгоград преуспел в этом шоу. Вокзал тут обнесли забором, и, чтобы войти в него, надо пройти досмотр в отдельном павильоне.

Пару слов о театре безопасности для новых читателей. В России после терактов в московском метро и в Домодедово на всех транспортных узлах ввели тотальный досмотр пассажиров. Вещи просвечивают через рамки, всех досматривают. Государство тратит на это миллиарды рублей. Тысячи сотрудников полиции заняты на досмотре, закуплено дорогущее оборудование. Мало кто задаётся вопросом "А зачем всё это?". Предотвращать теракты надо на стадии подготовки. Спецслужбы должны ловить злодеев, когда они готовят бомбы, когда они вербуют смертников. Если террорист вышел с бомбой из дома, то всё. Уже неважно, где он взорвётся. В метро, на вокзале, в переполненном троллейбусе или трамвае, в магазине или в очереди на досмотр вокзала Волгограда. Именно там 29 декабря 2013 года взорвался террорист Аскер Самедов. Погибло 18 человек, ещё 45 были ранены.

Рамки никак не могут помешать террористу взорваться, зато они создают массу неудобств пассажирам. Люди тратят время, поездки на общественном транспорте становятся менее привлекательными. Зачем мне ехать в Шереметьево на "Аэроэкспрессе", если я 30 минут еду на поезде и ещё 20 минут стою в очереди на досмотр (специально засёк один раз, 20 минут стоял, опоздал на поезд)? Кроме того, бесконечные досмотры и рамки вызывают у народа стресс, создают нездоровую атмосферу, провоцируют панику и страхи у некоторых граждан. Именно этого и добиваются террористы. Чтобы мы боялись! И именно поэтому вы не увидите рамок и тотального контроля в аэропортах США или Европы. Хотя террористическая угроза там ничуть не меньше, чем у нас. Просто там понимают, что это бесполезно.

Я пошёл на вокзал Волгограда с одной целью – снять отреставрированное здание, снять знаменитые фрески на потолках залов ожидания.



Как раз в зоне контроля и возникли проблемы. Сотрудники полиции почему-то решили, что снимать на вокзале нельзя. Я был не согласен с ними, так как знаю, что снимать на вокзале можно.

И тут на сцену вышел сотрудник ФСБ в штатском!

Вёл он себя довольно странно. Как пел Александр Розенбаум, "на России даже дворник – барин, коли бляху нацепить ему позволят". В общем, не представившийся сотрудник почему-то решил, что я не буду снимать.

Тут надо отметить, что у меня не самый лучший характер. Наверное, 99% граждан при виде сотрудника ФСБ, который рассказывает им, что они будут делать, а что нет, просто перейдут на другую сторону улицы от греха подальше. Но я обычно очень интеллигентно отстаиваю свою позицию.

Хотя в начале беседы меня немного расстроило, что собеседнику было неприятно наше знакомство.

— Вы не будете снимать, – сразу заявил чекист.
— Почему "не будем"?
— Потому что, чтобы снимать, вам нужно разрешение.
— Да вы что? – удивился я.
— У вас аккредитация есть?
— А зачем нужна аккредитация?
— Нет аккредитации – значит, не будете снимать.
— Почему?
— Законы читайте.
— Я знаю закон, снимать на вокзале можно.
— Смотрите, вот вы сейчас камеру оставляете – и прямым ходом идете в "дежурку". "Дежурка" знаете где? И с ней разговариваете.
— А зачем? Нет законов, которые запрещают снимать.
— Я ещё раз говорю... Вы что, не слышите, что я говорю?
— Я слышу. А вы кто?
— Я – ФСБ.
— Ну хорошо, очень приятно.
— А мне – не очень.



Анонимный сотрудник ФСБ утверждал, что я снимать не буду. Я смотрел на него и улыбался. Сотрудник ФСБ зачем-то начал грозить мне задержанием. Я его не боялся, и от этого он всё больше злился. Начал куда-то звонить.

Рядом суетились сотрудники полиции. Один из них долго пытался найти объяснение запретам и выдал прекрасное:

— Какая цель? – спросил меня взрослый полицейский с двумя звездочками на погонах.
— Для себя, туристическая. Это же памятник архитектуры!
— У вас профессиональное оборудование, так?
— Нет.
— Как "нет"? – полицейский смотрел на огромный Nikon D5...
— Законодательство не регламентирует, профессиональное или любительское. Такого понятия в законодательстве нет, – попытался я объяснить. Действительно, размер камеры не делает её профессиональной.
— Профессиональное оборудование, так? С помощью этого оборудования вы можете осуществить видеосъёмку, да? И потом в обход, как вы говорите, законодательства, выложить её в социальные сети и всё остальное.
— И что случится? – я не понимал, к чему он клонит.
— И за счёт этого вы сможете обогатиться... А для того, чтобы вам произвести видеосъёмку на данное ваше оборудование, нужно что? Правильно, нужно разрешение ОАО "РЖД"!
— Не нужно!
— Ну как "не нужно"?
— Слушайте, они [РЖД] даже на вокзалах месяц назад клеили наклейки, что можно снимать. Вы чего? Вы читали законы вообще? Или у вас здесь какое-то своё законодательство?
— Камеру убери...



Другой завёл меня в подсобку и начал рыться в приказах и телеграммах. Забавно, что им от РЖД пришла специальная телеграмма, где чёрным по белому было написано, что СНИМАТЬ МОЖНО И РАЗРЕШЕНИЯ НЕ ТРЕБУЕТСЯ:



Реально, даже капсом написали. Но сотрудник ФСБ был непреклонен и зачем-то начал кому-то звонить.

Полицейские суетились, пытались найти объяснение запретам, но их не было. Они ссылались на какие-то внутренние инструкции, но тут есть проблема: их внутренние инструкции касаются исключительно их самих. Так как я не работаю в структурах МВД, мне совершенно плевать, что там им разрешают или запрещают.

Подошёл ещё один полицейский.

— Здравствуйте, господа, что случилось?
— Здравствуйте, да ничего не случилось, мы на вокзал хотели пройти пофотографировать...
— Смотрите, какая ситуация... вас как зовут?
— Илья.
— Илья, очень... Можно на ты?
— Да, конечно.
— Илья, в связи... знаете, какая сейчас обстановка? Запрещено у нас не то что... мы не вредничаем... но пойми нас, пожалуйста.
— Ваши запреты незаконны. Вы понимаете?
— В смысле – "незаконны”?
— Ну, нет закона, который запрещал бы снимать. Нет ни закона, ничего.
— Покажите мне, что такое "закон"...
— По закону я могу снимать.
— Транспортная безопасность сейчас запрещает это делать.
— Да где это? Есть какое-то постановление? Где-то это написано?
— Зайдите в интернет почитайте: "Могу ли я снимать с видеокамерами?"
— Да, можно. Только что коллега ваш бумагу показывал, написано, что можно. Я всё понимаю... Я же не хочу вашей работе мешать никак.

И тут опять вмешался сотрудник ФСБ:

— Если вы это понимаете, зачем вы делаете то, что мы говорим вам не делать?
— Потому что ваши запреты необоснованны, я их не понимаю.
— А давайте обсуждать другое: а обоснованно ли сейчас 20% НДС будет? А обоснованно ли сейчас пенсионный возраст поднимают? Ну давайте эту тему пообсуждаем. Что вы думаете, законно ли это или незаконно?

Такого поворота я не ожидал, если честно. Где-то в глубине я понимал, что продолжение разговора невольно выведет нас на опасную дорожку беседы о светлом будущем. Проблема была только в том, что в светлом будущем не должно быть моего собеседника, и я не знал, как преподнести ему эту грустную новость.

К счастью, неловкое продолжение разговора прервал звонок начальства, который отрезвил чекиста, и он снял свои претензии к фотосъёмке на вокзале, но приказал полиции выставить за мной наблюдение!

Сотрудник полиции возразил, что нет свободных людей, надо будет снимать кого-то с постов, что запрещено... Но ФСБшник был непреклонен. В итоге мне выдали целого сотрудника полиции в звании старшего лейтенанта, который сопровождал меня, пока я снимал прекрасные фрески вокзала Волгограда. Было неловко и приятно.





Казалось бы, это была неприятная случайность. Но не всё так просто. Мы же в Волгограде! Именно тут есть площадь Чекистов, сквер Чекистов, улица 10-й дивизии НКВД, улица Дзержинского, площадь Дзержинского, а также целый Дзержинский район.



После вокзала я решил поснимать подземный трамвай! Да, это один из неофициальных символов города! Уникальный для России транспорт, метро, где вместо поездов ходят обычные трамваи! Казалось бы, город должен гордиться этим, но не забывайте, что мы с вами в Волгограде.

На одной из станций в стеклянной будке сидела какая-то грымза. Она тоже почему-то решила, что снимать нельзя. Мне было смешно и больно. Я не хотел с ней спорить, не хотел провоцировать никакие конфликты. Я просто хотел снять трамвай, станцию и поехать пить пиво перед футболом. Но грымза вдруг решила, что она директор Волгограда, и законы Российской Федерации в Волгограде не действуют. Очень вежливо она была проигнорирована.

Ничто не предвещало беды, подошёл трамвай, я сел в него, но тут выскочила вагоновожатая и заверещала, в трамвае тоже нельзя снимать! К такому повороту я не был не готов. Я очень вежливо предложил каждому заниматься своим делом. Ей – вести трамвай, мне – в нём ехать. Но вторая грымза сказала, что трамвай не пойдёт, пока я в нём есть, и вызвала полицию.



— У вас разрешение есть?
— На что?
— На съёмку, согласование с нашем управлением.
— Слушайте, давайте все будут заниматься своим делом. Вы будете вести трамвай. А полиция будет охранять...
— Пожалуйста, на выход. Я занимаюсь своим делом, освобождайте салон.

Пришла полиция в лице старшины Новикова, трамвай с пассажирами стоял на станции, все ждали. Грымза начала жаловаться, полицейский, выслушав её, вежливо послал её обратно в свой стакан и попросил прекратить цирк. Но не тут-то было! Грымза – внимание! – ПОЗВОНИЛА В ФСБ!!!! И сказала, что трамвай не пойдёт дальше, пока меня не кинут в клетку как особо опасного преступника. Тут можно было бы повыёбываться, но я человек мирный, не хотел, чтобы из-за меня страдали другие пассажиры, и решил проследовать за полицейскими ждать сотрудников ФСБ уже в комнате полиции на станции.

Сотрудники полиции были на моей стороне, они прочитали правила, где написано, что фотосъёмка не запрещена. Но так как грымза успела позвонить в ФСБ, сделать они ничего не могли. Я всё понимал и ждал продолжения банкета.

— А скоро приедут сотрудники?
— Да, они уже в трамвае!
— Они что, на трамвае едут? — удивился я.
— Да...

Через 20 минут приехал трамвай с двумя ФСБшниками. Оба были в штатском. Один худой и хмурый, явно чекист. Он показал своё удостоверение, закрыв фамилию. Это было забавно, я обратил на это внимание.

— Ты ведомство видел? — спросил чекист.
— Да, но не видел фамилию.
— Тебе достаточно, — парень был младше меня, но корочка явно предавала ему уверенности, и он сразу попытался показать, кто тут главный.

Я не боялся, его это злило.

Я попытался с ним пошутить, чтобы он улыбнулся, но то ли шутки у меня были плохие, то ли сотрудник был хорошо подготовлен – ни одна мышца на его лице не дёрнулась. Второй был постарше, пополнее и поприветливей. Обычный мужик, полухипстер, с какими-то браслетами и фенечками на руке, в модной футболке. Никогда бы не подумал, что он чекист. Очень круто маскируется.

Вопросы начал задавать я. Наверное, это было неправильно, но мне было слишком интересно, почему они приехали на трамвае. Оказалось, что чекисты не местные. Их в рамках усиления прислали в Волгоград из Крыма!

Дальше была их очередь задавать вопросы. И эти вопросы были для меня странными. Например, они спросили меня, не снимал я в 2014 году в Крыму какой-то железнодорожный мост! Потом они пожаловались, что какие-то мудаки сфоткали турбины "Сименс", и из-за этого в Крыму теперь проблемы со светом. В общем, как крымчане они не очень доверяли людям с камерами.

Один из ФСБшников начал рассказывать мне истории про то, что иногда у людей изымают технику, и она потом месяцами лежит на экспертизе. "Конечно, потом вернут, но через суд – это долго, оно вам надо?"

Напугал ежа голой жопой.

Спустя минут 15 мои собеседники видимо поняли, что я не террорист, веду себя адекватно и уверенно, и мы от вопроса "кто в доме хозяин?" перешли к глобальным темам. Обсудили Крымский мост и увеличение турпотока на полуостров, обсудили новый крутой аэропорт в Симферополе и загаженный Южный берег. Сотрудники ФСБ очень переживали, что всякие либералы снимают неприглядные картинки, а украинцы потом используют это в информационной войне против России...

В принципе, оба ФСБшника были вполне адекватными. Они не имели претензий ко мне, очень вежливо (не шучу, прямо реально стали такими милыми и добрыми) попросили отнестись с пониманием, не обижаться: мол, Чемпионат, усиление, все дела...

Я, собственно, с пониманием и отнёсся. Вопросов ко мне не было, снимать можно и нужно – на том и попрощались. Я вызвал такси, спустился на станцию, сказал грымзе, что она не права, позорит город и на ровном месте устраивает проблемы. И поехал на футбол.


Бойтесь не террористов, бойтесь государства
Не усугубляйте своё положение

Не усугубляйте своё положение 2.0


Подписывайтесь:



Обратите внимание:



promo varlamov.ru ноябрь 17, 2011 20:24 152
Buy for 2 000 tokens
В этом блоге можно разместить рекламный пост. Ежемесячная аудитория – более 2 млн. уникальных посетителей. Для тех, кто просто хочет скачать прайс, есть эта ссылка. Для тех, кто хочет посмотреть полную презентацию со статистикой, портретом аудитории и моими предложениями по рекламе, есть…
← назад
Как, как... А вот так. Посмотри, скока народу ходит по улицам без наручников и конвоя. Тут глаз да глаз нужен за всем этим населением без наручников.
А-а-а, г-н Варламов, Вы-то в Этой Стране бываете наездами, а мы здесь живем. В общем, кончайте выпендриваться: не хотят, чтобы мир увидел их красивый вокзал и необычный трамвай, ну и не надо.
Спасибо Илья что тратишь своё время и силы на то чтобы сделать жизнь в этой стране хоть отдаленно похожей на нормальную. )

Совсем в идеале, конечно, хорошо бы чтоб грымзы и полицейские, что либо незаконно запрещающие, отвечали за свои действия.

В магазине тоже продавщице говорите: "Спасибо, что тратите своё время и батон колбасы всем продаёте"?
Варламов просто зарабатывает репортажами себе на хлеб.
Их можно понять, наверняка перед ЧМ всех сотрудников инструктировали что лучше перебдеть, чем недобдеть. Ну и трудно отвыкнуть от многолетней привычки НЕ ПОЛОЖЕНО. Привыкнут со временем и не будут обращать внимание на камеры.
Представители СМИ очень ясно отделяются от физ. лиц. И в определении нет ничего про "тех кто делает прибыль на фото".
страна вахтеров чесслово. клоун на клоуне и клоуном погоняет, и во главе те же люди, что "спасли" совок в свое время. Спасут ли оне Расеющкю? Думаю нет.
Если я не процитирую Швейка, то это сделают казаки НАТО.

- Трудно ли фотографировать вокзалы?
- Легче, чем что другое,- ответил Зялт.- Во-первых, вокзал не двигается, а стоит на одном месте, а во-вторых, ему не нужно говорить: "Сделайте приятную улыбку".
Теперь вахмистр мог дополнить свой рапорт. «Zu dem Bericht № 2172 melde ich…» В этом дополнении вахмистр дал волю своему вдохновению:

«При перекрёстном допросе арестованный, между прочим, показал, что умеет фотографировать и охотнее всего делает снимки вокзалов. Хотя при обыске фотографического аппарата у него не было обнаружено, но имеется подозрение, что таковой у него где-нибудь спрятан и не носит он его с собой, чтоб не возбуждать подозрений; это подтверждается и его собственным признанием о том, что он делал бы снимки, если б имел при себе аппарат…»
← назад