Немецкие беженцы: девочка Лиза, изнасилования в Кёльне и многое другое


За последний год в Германию приехало более 1 млн беженцев. Из них около 71 тыс. разместились в Берлине (на фоне других городов это не очень много). Ангела Меркель продолжает призывать граждан к радушию и гостеприимству, но у значительной части немцев сохраняются навязчивые опасения, что мигранты начнут устраивать беспредел и навязывать им свои ценности.

Больше всех за Германию переживает российская пропаганда. Она работает так усиленно, что недавно на журналиста Первого канала подали в суд за вранье про девочку Лизу. Я поговорил со своим другом Сергеем Лукичевым (он живет в Берлине и работает тут гидом), чтобы узнать, как на самом деле обстоят дела и как проблема мигрантов выглядит изнутри. Вот, что он мне рассказал:




В Берлине беженцы тише воды, ниже травы. Отношение местного населения к ним позитивное. Немцы считают, что эти люди бежали от войны, и что если они будут барагузить, то спецслужбы разберутся.

С изнасилованной девочкой вышла гнилая история. Полиция и прокуратура заявили, что не было никаких похищений и изнасилований. Они провели медицинское обследование, против этого не попрешь. Можно, конечно, верить желтому сайту под доменом com.ua, где написано, как ее насиловали, но я все-таки более склонен верить прокуратуре.

Хотя в прошлом году было два таких печальных момента. Пропало два ребенка. Один — немецкий, другой — из боснийской семьи, которая должна была покинуть Германию, потому что им отказали в статусе беженцев. Тогда на пункте приема документов сработали камеры: они зафиксировали мужчину. Полиция дала объявление по телевидению, и позвонила мама этого мужчины. Ему 30 с копейками и он чокнутый на голову: выяснилось, что похищенных детей он изнасиловал их и убил. Одного закопал где-то между Берлином и Дрезденом в лесах, а второй у него в огороде оказался. Этот мужчина был волонтер из местных, который в лагере беженцев помогал. И сейчас думают, может быть, все-таки предоставить этой боснийской семье статус беженцев, потому что вот такая фигня приключилась.

Беженцам здесь оказывают мегаподдержку. Кто-то приходит с немецким помогает, кто-то воду приносил летом, а сейчас, когда холодно, приносят полотенца и одеяла. И ощущение такое, что у беженцев в принципе все должно быть хорошо. У меня соседка-немка занимается исключительно тем, что устраивает акции, антифашистские демонстрации и прикрывает этих беженцев буквально собственным телом. Бывает, что приезжают из Бранденбургских колхозов неонацисты с тем посылом, что вы нашу русскую девочку изнасиловали, вот получите кулаком в лицо. Они норовят пнуть какого-нибудь ребенка, чтобы попугать этих несчастных беженцев. А беженцы ни на каком языке не говорят и немного примороженные. Антифашисты выстраиваются кольцом вокруг мигрантов и пытаются сделать так, чтобы антифашисты их не обидели.

Я как-то у жены спросил: «А почему эта соседка такая отмороженная?» И жена объяснила, что это поколение шестидесятников. При национал-социалистах их деды неслабо облажались. Поэтому все они теперь двинутые на этой теме, что надо сирийцам помогать. И поэтому они не уважают венгров и прочих ребятам, которые пытаются поскорее спихнуть всех беженцев в Германию. Нам не жалко их принять, просто они ведут себя по-свински: к ним прибежали беженцы, а они пытаются от них поскорее избавиться.

Таких людей, как моя соседка, очень много. И пиара тоже много в новостях. Типа, вот, смотрите, это Ахмед — он беженец-ресторатор и устраивает бесплатные пикники для немцев, потому что Германия его спасла, дав ему вид на жительство. Но есть еще истории о том, как немцы хотят построить лагерь для беженцев с нетрадиционной сексуальной ориентацией, потому что им светит особый трындец везде за пределами Германии. Много всякой ерунды происходит, ключевой момент здесь в том, что вся ситуация только на старте.

Ни беженцы, ни сами немцы еще не поняли, что к чему. Поэтому российская пропаганда определенно бежит впереди паровоза. В моем понимании пропаганда — это то, что я смотрю на Первом канале. И на фейсбуке мне израильтяне пишут: «У вас там девочку изнасиловали». Да никого не изнасиловали. «Сергей, вы так не нервничайте, мы все понимаем. Мы тут в Израиле живем. Кругом арабы, одни враги, нас убивают. А вам это только все предстоит, поэтому я понимаю, что вы не верите, что у вас девочку изнасиловали». Я говорю: «Что вы мне про этих арабов?». Есть факты, доказывающие, что это фейк. Ведь оказалось, что она у своего друга ночевала, потому что у нее в школе проблемы и она побоялась вернуться домой. Вполне нормальная ситуация, что девчонка вместо дома срулила к каким-то дружбанам.

Зато теперь везде показывают митинг, который в Марцане случился. Марцан в Берлине это как в Москве какое-нибудь Бутово или Бибирево. Это богом забытая дыра, где русские живут в собственном соку. Туда приехали ребята и сказали: «Есть мнение, что тут кого-то изнасиловали». И какие-то хмурые ребята в ответ нехотя говорили: «Ну, вот если нас будут обижать, мы тоже себя в обиду не дадим». Люди двух слов связать не могут, что к чему. Все как-то убого выглядит при ближайшем рассмотрении.

Странно, что митинг прошел не у Бранденбургских ворот, где собираются все, кому не лень с лозунгами типа «Каддафи в отставку!», «Долой Путина», «Гопников с Донбасса!». И, казалось бы, этим русским нужно было прийти сюда. Может быть, какие-нибудь федеральные каналы зацепили бы эту тему. По крайней мере, заинстаграмили бы их со всех сторон. Был бы определенный эффект. Но русские просто собрались в Марцане. Все это не похоже на устроенную беженцами вселенскую катастрофу. Нельзя исключать, что эти беженцы ничего не учудят в будущем, но пока они тихо сидят.

А в Кельне с сексуальными домогательствами история примерно такая. Там действительно протупила полиция: она прозевала выдвижение большой группы беженцев на поезде. Их следовало бы выгрузить обратно, рассеять толпу. Но этого не произошло. В целом, когда собирается такая тусовка на миллион человек, там всегда кого-то за задницу хватают. Это нормальная ситуация. Просто в данном случае все это пошло в медиа, и дамы написали заявления. Там было, по-моему, больше 450 заявлений написано.

Понятно, что теперь в Кельне повышен уровень агрессии. Но позавчера там стартовал Кельнский карнавал. И опять-таки слышится со всех сторон: «Ну, как вы теперь будете отмазываться, русские берлинцы, любители беженцев? Наверняка там на карнавале этих немок будут насиловать штабелями». Но ничего. Всего было подано только 22 заявления, что кого-то где-то неудачно потрогали. В прошлом году было 9, а в позапрошлом — 12. Нельзя сказать, что наметился тренд. Нужно учитывать, что после новогодней ночи в Кельне народ более свободно подает заявления. То есть раньше эта дама, может быть, проигнорировала бы то, что ее где-то потрогали, а сейчас она обратится в полицию. Но вот что интересно: на Берлинской новогодней ночи — тишина и покой. Хотя здесь очень благодатная почва для того, чтобы устроить шухер, потому что это Берлин — столица Европы и всей этой пресловутой толерантности.

По моим ощущениям, у большинства беженцев одна мечта — чтобы их никто не трогал, а в идеале — найти работу, детей устроить в школу, и чтобы на этом все закончилось. Обычно образ беженца сильно демонизирован — это такие ребята, которые хотят навязать свою культуру, то есть меньшинство хочет навязать свою волю большинству. На самом деле, у немцев с беженцами нулевое соприкосновение.

Беженцы здесь, пока им не перестанет угрожать опасность на Родине. А потом они будут обязаны покинуть страну. Здесь нет возможности долгое время быть нелегалом. Нужно что-то есть, нужно отмечаться в госорганах. Просто так выслать людей из страны раньше было нельзя. Сейчас законы поменяли таким образом, что такие решения принимаются очень быстро. И человеку они не говорят, как раньше: «Мы приняли негативное решение в твой адрес, и ты должен через два месяца покинуть страну». Они просто приходят с охраной и говорят: «Пройдем с нами. Вот твой билет на твой поезд и самолет. Свободен». Поэтому, когда война закончится, им всем скажут: «До свидания, мы вас прятали от войны, а теперь война закончилась». Есть просто вероятность, что война не закончится в ближайшие очень много лет. Поэтому, скорее всего, большинство сирийцев здесь останется.

Итак, если тезисно: беженцев много, но они почти незаметны, так как живут в лагерях на окраинах города. На уровень преступности они почти не влияют. Основная криминальная угроза в восточной Германии исходит от гастарбайтеров и банд из восточной Европы: поляков, румынов, русских и украинцев. Сейчас пока так, что дальше — посмотрим.

Европа: Куда бегут беженцы? Как беженцы рассорили Европу Европа закрыла границу для мигрантов


promo varlamov.ru ноябрь 17, 2011 20:24 153
Buy for 2 000 tokens
По рекламе пишите reklama@varlamov.me или reklama@avtormedia.ru В этом блоге можно разместить рекламный пост. Ежемесячная аудитория – более 2 млн. уникальных посетителей. Для тех, кто просто хочет скачать прайс, есть эта ссылка. Для тех, кто хочет посмотреть полную презентацию со…
Илья, где вы нашли эту жертву немецкой пропаганды? Он наверное все новости из телевизора узнает. Я 16 лет уже в Германии. Жил в Берлине, Бремене, Мюнхене. У меня много знакомых, коллег и нет НИ ОДНОГО человека кто бы поддерживал эту политику Меркель и беженцев. Немцы очень сильно разочарованы в импотентных политиках, в лживых медиа и полиции. Всех кто пытается трезво рассуждать и говорить правду клеймят нацистами. У нас в городе тоже есть хайм. Беженцы это в основном молодые, обезбашенные парни 25ти лет, а не семьи с детьми, как нам рассказывают. У 60-80% прибывающих нет никаких документов и не понятно вообще откуда они. Я ехал на ночном поезде и контролеры даже боятся у группы пьяных беженцев билеты проверять, чтобы не быть обвиненным в нацизме. На выходных мы ездим погулять в Мюнхен, ходим в кафе, везде разговоры только про беженцев, и только критика. Рейтинги правых партий растут как на дрожжах. Телеканалы отключили комментарии на своих сайтах.
За 16 лет жизни в Германии по немцки также хорошо как мама Лизы , точнее никак. ..oder?

На днях переводил одному , 25 лет уже мужик в Германии, по немецки нишиша , вот оно тоже мне чесал про жертвы немецкой пропаганды. Еще колорадскую ленту на кровать в больнице привязал.
Так давай телефон в личку ,я позвоню , разговор запишу и тут выложу. Я уверен на 80 % что по не немецки ты будешь как мама Лизы . Именно от таких в Германии слышу "наш любимый Путин , крымнаш, беженцыкатастрофакарауллизуизнасилвали."
Как интересно! Я вот, например, ни одного выпуска новостей про беженцев не смотрел (ни на одном языке), зато слышал мнения местных и это либо долбанутые SJW, либо те, о ком говорит bonusjara.
И шо, кидатель плюшевух мишек, теперь ты всех уравниваешь под уровень того мужика? Совок в тебе зашкаливает.. написал одно немецкое слово, и мнишь себя крутым переводчиком?
Спасибо, что написали. Интересны отзывы как раз живущих в Германии. Только вот не верится, что рейтинги правых дорастут до того, что они к власти придут.
Слушайте внутренний голос, не слишком доверяйте классическим лузерским мантрам невписавшегося переселенца. У них всегда отыщется виноватый, страшный беженец-исламист, все немцы (по собственному образу) непременно будут ненавидеть иностранцев, караул-аллес цугундер-бедный "наш" Дойчелянд. Это любопытно как феномен, но никоим образом не отражает мнение даже русских в Германии, не говоря уже о самих немцах.
Если ситуация в Европе в рамках и контролируется, то я только рада буду. У меня нет никакого мнения. Вообще. Никакого. Просто интересны мнения и впечатления непосредственных свидетелей происходящего, рассудительных, разумных.
Беженцы не пьют алкоголь, мусульмане они. Я живу в Гамбурге, с мнением "берлинского друга" в принципе согласен.

Не пьют, ога. Только в помещении "аллах не видит, там можно". Знаю по школе и по уни. Бухают так, что мы вздрагивали. Главное на фотографиях не спалится.

Все так и есть. Про прессу несогласен - тон поменялся
Пресса тоже правеет, если раньше нападали на правых, теперь больше грызут зеленых и левых.
Немцы реально злы.
Что творится в баварских деревнях - вон уже танки с надписью "Защита от беженцев" в карнавальном поезде раскатывают. Баваские менты ничего против не имеют.