Зачем?

Пришло письмо сегодня:

"Добрый день!

На фото легко предсказуемый результат демонтажа столбиков на тротуаре у детской площадки по адресу: г.Москва, 3-й Зачатьевский пер., вл. 4-10.

С уважением,
В. Чистопрудов"


Было:


Стало:

Автор фото: В. Чистопрудов

Как думаете, зачем все же убрали столбики с тротуаров Москвы? Стало ли лучше? Может быть, их подарили другому городу? Как теперь тротуары защищать от неправильной парковки?
promo varlamov.ru november 17, 2011 20:24 153
Buy for 2 000 tokens
По рекламе пишите reklama@varlamov.me или reklama@avtormedia.ru В этом блоге можно разместить рекламный пост. Ежемесячная аудитория – более 2 млн. уникальных посетителей. Для тех, кто просто хочет скачать прайс, есть эта ссылка. Для тех, кто хочет посмотреть полную презентацию со…
— Мне ничего не нужно… Меня к вам привели… Послали… Я пришел в тоталитарную зону…
— Вы уже в ней,… твою мать! — злобно выкрикнул Лебедев и ударил кулаком по подлокотнику кресла. — Привыкайте к новым прелестям! У нас все иначе! Наша реальность гнусна и кошмарна. Именно в этом ее кайф. Вопросы?
— Но я знаю, — затараторил Миша Оно. — Я поэтому и пришел… Мне очень нравится… Меня послали… Нет документов…
— У вас нет документов? А? Правильно я говорю, лучший дружище?
— Ну да… Дайте документ… И я стану членом вашей зоны…
— А это не так просто, — улыбаясь, сказал Лебедев, потом встал, подошел к Мише и дружелюбно ударил его по плечу. — Чтобы получить документ, дающий вам право на жизнь у нас, знаете, что вам нужно?
— Что же?
— По полной выкладке вы должны иметь 32 справки, 45 печатей, 50 подписей, 3 характеристики, зверское здоровье, обстоятельную автобиографию, две генеалогических схемы до шестого колена /одну — предков, другую — собственных воплощений/ и радостный взгляд! Вопросы?
— А зачем нужно зверское здоровье? — дисциплинированным голосом спросил Миша.
Лебедев снова открыто улыбнулся, ущипнул Оно за бок и ответил:
— Жизнь у нас такая! Жить в тоталитарной зоне очень трудно и утомительно; только крепкий человек может вынести, все наши за…ы и насладиться ими. Нужно иметь тонкий вкус и настоящий талант оценить это все, поэтому наш житель — истинный гурман; но также нужно иметь и охренительную выносливость, чтобы чисто физически не сдохнуть в самый разгар какого‑нибудь гадкого унижения, когда душа и дух наслаждаются им в полной мере.
— Простите, — сказал Миша, — я все это понимаю и очень доволен, но каким образом я смогу принести вам генеалогическую схему собственных воплощений до шестого колена, если в данной реальности они неизвестны?
— Отличный вопрос, дружище! — одобрительно воскликнул Лебедев и щелкнул Мишу по носу. — Такая проблема действительно стояла продолжительное время, но мы ее решили. Сейчас обстоятельная экспертиза, включающая расщепление памяти, анализ мозгового вещества и прочие штучки позволяют предположительно /а иногда и с большой точностью/ установить три ваших предыдущих воплощения. После этого вас убивают на месте, обращая внимание на одновременное рождение ребенка в точно такую же секунду где‑нибудь. Он подрастает, над ним производят идентичную экспертизу и тем самым получают еще три воплощения… Да, я забыл вам сказать, что уже доказано, что как раз те воплощения, которые вы вспомнили сейчас, вы забудете в последующем воплощении… Следовательно, эти три и есть искомые… Три плюс три будет шесть. Ловко, не правда ли?!
И Лебедев эффектно хлопнул себя ладонью по бедру.
— Ловко, — согласился Миша. — Но ведь меня‑то уже нет! Я есть в виде ребенка, а он уже член зоны, и ему все это вроде как не надо…
— Пригодится… — улыбнулся Лебедев. — Кто знает… у нас на некоторые работы нужна такая форма, и многие ее делают. Ну, а что касается вашего случая, то я согласен, что метод несколько недоработан… Небольшая неувязка… Но я уверяю вас, что в настоящее время проводятся большие исследования по устранению этого недостатка, и в ближайшем будущем… Мы надеемся… Вы понимаете…
И Лебедев добродушно стукнул Мишу кулаком в живот.
— Так точно! — рявкнул Миша и подпрыгнул два раза. Аркадий Викторович отошел от него назад, сделал злое лицо, покраснел, задрожал и крикнул:
— Ты это брось, гнида! Ты находишься в кабинете четвертого коменданта КПЗ, а не на свободе! Это вы у вас прыгали, а у нас вы попляшете. Паспорта еще нет, а уже так вые… ется. Ты знаешь, что я не имею права тебя избить?
— Ну и не надо, — сказал Миша удивленно.
— Я не имею права, но я сделаю это, потому что здесь — тоталитарная зона, а не право! Тебе нравится? Ты кайфуешь? Ты любишь это? Это гениально!
— Пока ничего, — признался Миша.
— Я рад, — одобрительно промолвил Лебедев и подошел к письменному столу, стоящему в углу. Потом он сел за него и достал маленькую красную книжечку.
— Я не имею права давать тебе документ без документов, — сказал он, — но я сделаю это. Фамилия, имя?
— Миша Оно, — ответил Миша Оно.. Лебедев открыл книжечку, написал два слова, встал и торжественно произнес:
— Поздравляю тебя, лучший дружище! Отныне ты — член тоталитарной зоны. Наслаждайся!


Егор Радов "Змеесос"