Метки: Марков

Как мы устроили прайд пенсионеров (пропаганды пост)

Социальная рубрика. Текст и фото – Дмитрий Марков.Хочу рассказать одну историю. В её концовке случится важная мораль, хотя в начале ничто не…Далее... )
Социальная рубрика. Текст и фото – Дмитрий Марков.



Хочу рассказать одну историю. В её концовке случится важная мораль, хотя в начале ничто не предвещало глубоких выводов. Дело было так: я шел слегка подвыпимши из городской бани и увидел в сквере у памятника синхронно двигающихся пенсионеров. Подойдя ближе, я услышал негромкий ритм из старенького магнитофона. Сомнений не осталось: бабулечки танцевали...

Читать дальше...Свернуть )

Что делать с бездомными?

Мой знакомый психиатр однажды назвал Псковщину "Ленинградским отстойником" – местом, куда сливают жертв квартирных афер в Санкт-Петербурге.…Далее... )


Мой знакомый психиатр однажды назвал Псковщину "Ленинградским отстойником" – местом, куда сливают жертв квартирных афер в Санкт-Петербурге. Схема простая: мошенники находят простофилю с жильем, методично спаивают и втираются в доверие, а потом разменивают квартиру в центре города на осевший сарай в Псковской области. Там этот простофиля с горя начинает пить, допивается до чертей и оказывается в областной психбольнице. Дальше идти ему некуда, и что делать – непонятно. Поток пострадавших по этому сценарию привел к созданию на базе больницы социальной службы – она помогает с документами и устройством пациентов после выписки.

К чему я вспомнил этот случай? Сегодня хочу рассказать о помощи бездомным, и догадываюсь, что главный тезис дискуссии будет звучать так: "Зачем помогать бомжам, они сами виноваты". История, приведенная выше, аккуратно ставит под сомнение этот тезис.

Действительно, есть определенный процент людей, которые в любом обществе и при любом режиме выберут "кочевой" образ жизни. Но сегодня этот процент явно выше. Кризис, аферы с жильем, сироты, погорельцы и т.д. – многие оказываются на улице по стечению трагичных обстоятельств, а не по "зову сердца". Не все люди умны, хитры и располагают поддержкой близких. Кто-то выкарабкивается, кто-то нет. Многие сдаются, тонут в рюмке и проходят точку невозврата. За ней либо инвалидность, либо состояние, максимально приближенное к животному.

Попытаться предупредить такие случаи – благородная задача. Заниматься бездомными необходимо хотя бы для того, чтобы их было меньше. Чтобы жить в городе, где зимой люди не замерзают насмерть. Чтобы не объяснять детям, почему пьяные дядя или тетя роются в помойках.

Как это можно сделать, я хочу показать на примере костромской Ночлежки. Это благотворительная социальная служба, которая помогает оступившимся гражданам вернуться в нормальную жизнь...

Читать дальше...Свернуть )

Социальная рубрика. Текст и фото – Дмитрий Марков.

Развод у метро. Продолжение

На прошлой неделе я рассказал про мошенников, которые собирают деньги у метро. В качестве иллюстрации к посту была приведена история девушки Лизы,…Далее... )


На прошлой неделе я рассказал про мошенников, которые собирают деньги у метро. В качестве иллюстрации к посту была приведена история девушки Лизы, которая решила разобраться с подозрительными волонтерами на ВДНХ. Некоторые спрашивали: "А почему сразу мошенники? А вдруг они честные люди?" Хорошо. Я провел своё расследование и готов представить результаты. А в конце поста вы сами решите, мошенники это или нет.

Футболки, надетые на добровольцах, обнаружились в фотографиях группы "ВКонтакте" некоего фонда "Время". Я попытался связаться с основателем фонда Дмитрием Майоровым, чтобы задать несколько вопросов, но он отказался говорить по телефону, сославшись на занятость. "Вы понимаете, что разговариваете с Президентом фонда?" – сказал он и положил трубку (не ответив, кстати, на простой вопрос, с кем из столичных президентов фондов он знаком).

Информацию о деятельности организации пришлось собирать из социальных сетей и кэша "Гугла", потому что сайта у фонда "Время" нет. В группе указаны два адреса – fondtime.ru и fondvremia.ru. Один из них зарегистрирован на прошлой неделе, другой вовсе свободен. Адреса и телефона у фонда тоже нет, по крайней мере, нигде в доступных источниках его не найти (как и упоминаний о фонде).

Благотворительный фонд "Время", как можно судить из свидетельства о регистрации (документы появились после публикации первого поста), создан в конце апреля 2015 года, то есть, всего месяц назад. Однако изучив фейсбук того самого Президента, мы можем узнать, что еще прошлым летом Дмитрий нашел способ зарабатывать деньги на подростках, торгующих всяким барахлом. Пережив зиму, он решил повторить успешный опыт по той же схеме. Изменений коснулся лишь слоган на футболках: "Покупая шарик – помогаешь детям" был изменен на "Принимая шарик – помогаешь детям" (видимо, чтобы в упомянутый в тезисе процесс не вмешалась налоговая).

Читать дальше...Свернуть )



Сегодня, в День защиты детей, группа фонда предлагает волонтерам задуматься о детях, собраться у метро и исполнить зажигательный танец (надеюсь, это будет-таки тверк).

Хотя кэш помнит более меркантильные призывы к девочкам от 14 лет:



Допустим, 1500 рублей, что получают волонтеры – это 20 процентов от общей суммы сборов (щедрая ставка). Выходит, один человек собирает около 8000 тысяч в день, а пятнадцать (количество голов видно на фото) порядка 120 000 рублей. Если менять девочек и работать ежедневно, выходит больше трех миллионов в месяц.

В принципе, с этими деньгами уже можно что-то решать. Так, к апрелю Дмитрий начинает искать, кому оказать помощь. Удивительно: на моей памяти это первый фонд, который не знает куда деть деньги:



В мае появился первый отчет о поездке. По-видимому, никаких идей, кроме как сунуться в московский детский дом для умственно отсталых детей №7, Дмитрию в голову не пришло. Логика ясна: это самая тяжелая категория детей-сирот. Им действительно нужна поддержка, но – возьму смелость утверждать – не финансовая.

Завуч подтвердила визит, сказав, что ребята привезли канцелярские принадлежности и обувь. Чтобы вы понимали, на одного ребенка-сироту с диагнозом бюджет ежемесячно выделяет около 110 000 рублей. В Москве нет ситуации, что детям нечего есть или не во что обуться. Моя родная сестра четыре года работала психологом в таком учреждении Москвы. В финансовом смысле эти дети обеспечены так, как не обеспечена половина домашних детей в регионах России. Это настолько элементарные вещи, которые знает любой, кто сталкивался с волонтерско-сиротской темой.

Всего на счету фонда три увеселительные поездки. После нескольких месяцев сбора денег у метро. В сухом остатке мы имеем следующее: Дмитрий Майоров год собирает деньги на благотворительность, привлекая для этого 14-летних девочек. Никакой отчетности нет, сайта нет, и официально его фонд зарегистрирован лишь месяц назад. Я избегал оценочных суждений, но, похоже, всё очевидно. Ребята наловчились собирать бабло, поняли, что надо бы легализоваться, постфактум оформили фонд, а потом начали искать, кому бы помогать. Причем сколько было собрано денег, какая часть пошла на организационные расходы, а какая – на "помощь", неизвестно. Были ли опечатанные ёмкости для сбора пожертвований, договор с метрополитеном на проведение мероприятия – тоже тайна.

Для обычного человека, который сунул 200 рублей на бегу "какому-то фонду", нет разницы между сомнительным фондом "Время" и, скажем, фондом "Волонтеры в помощь детям-сиротам – мощнейшей благотворительной организацией, которая занимается сиротской проблематикой более 8 лет. Просто посмотрите на раздел пожертвований их сайта, где можно увидеть все поступления за последние годы - от нескольких копеек до десятков тысяч рублей. Посмотрите на перечень программ и проектов, чтобы понимать, насколько серьезную, сложную и осмысленную работу проводят сотни добровольцев и специалистов из некоммерческого сектора.

Главный капитал любого фонда – это доверие, прозрачность и профессионализм (и я подразумеваю профильный профессионализм, а не мастерство руководства 14-ти летних девочек). Такие истории дискредитируют благотворительность еще больше, чем откровенные случаи мошенничества.

Перед публикацией я обратился к исполнительному директору благотворительного собрания "Все вместе" Наталье Луговой. Это известное объединение проверенных и надежных благотворительных организаций Москвы. В отличие от Дмитрия Майорова, Наталья нашла время прокомментировать ситуацию:

"Наша команда в курсе ситуации с такими сборами и организациями. Вместе с юристами мы готовим большую статью о том, как отличить мошенников, как себя вести и что делать. На следующей неделе опубликуем ее на нашем сайте "Все вместе" и в социальных сетях. Что касается данной истории, вызывает недоумение сочетание "волонтер и деньги". Определение слова "волонтер" не подразумевает человека, получающего оплату. Это грубейшее нарушение, любая оплата волонтерам противоречит этике. Наличные выплаты "сразу после смены" у нас незаконны – это подтверждает, что деньги не оприходованы комиссией, не внесены в кассу организации и не зачислены на счет. Именно со счета, с выплатой налогов, и может происходить оплата работы, например, специалистов. И, конечно, странно слышать о том, что "нашли более 300 рабочих мест" – несовершеннолетние не имеют права быть материально ответственными.

При регистрации устава фонда указывается, какое направление берет на себя фонд и какой категории граждан планирует помогать. В новых фондах по практике вначале утверждается программа или появляется благополучатель, а потом собираются деньги. Есть сайты, где существует обязательная верификация фондов: wse-wmeste.ru, nuzhnapomosh.ru, dobro.mail.ru. Выбрав любой из них, вы можете быть уверены, что ваши деньги не только дойдут до адресата, но и будут потрачены максимально эффективно".

Дмитрий Марков, специально для блога varlamov.ru


P.S. Вообще, этим всем должны были заниматься правоохранительные органы, когда им начали поступать заявления от бдительных граждан. Надеюсь, собранный материал послужит основанием для серьезной проверки деятельности Дмитрия и фонда "Время".

Со своей стороны я готов дать слово Дмитрию Майорову на страницах этого блога, если он все же решит снизойти до комментария, несмотря на свой высокий статус "Президента фонда".

Осторожно, мошенники! Развод у метро

Друзья, прошу внимательно прочитать вас этот пост и отреагировать.Люди, которые хотят вас обмануть и ограбить, были во все времена. Бороться с ними…Далее... )
Друзья, прошу внимательно прочитать вас этот пост и отреагировать.

Люди, которые хотят вас обмануть и ограбить, были во все времена. Бороться с ними почти невозможно, они всегда найдут лазейку, чтобы пробраться к вашему кошельку. Мошенники есть разные, кто-то строит финансовые пирамиды, кто-то обманом пытается завладеть вашим имуществом. Но самыми опасными я считаю жуликов, которые наживаются на желании помочь ближнему. Благотворительность в России вообще тема сложная, люди у нас только учатся помогать, многого не знают. И тут появляются всякие мрази, которые под видом благотворительных организаций собирают с людей пожертвования, прикрываясь заботой о детях. Уверен, вы с такими сталкивались.



Запомните, "волонтеры", торгующие милым барахлом у метро с благотворительными якобы целями – мошенники на 90 процентов. Практически ни один официальный фонд так не поступает (исключение – специальные акции или отдельные городские события). Доверчивость приводит к печальным результатам: данный способ развода принимает серьезные масштабы не только в Москве, но и в других городах России. Осведомленные люди утверждают: ежедневно одна команда у станции метро собирает до 100 000 рублей. При должной организации "волонтерской" сети можно собрать и миллион. Ключевое слово тут – ежедневно.

Эти деньги не доходят до нуждающихся. Они оседают в карманах паразитов, присосавшимся к теме благотворительности.

Процесс устроен следующим образом: неустановленные злодеи нанимают студентов и школьников на "сбор средств для благотворительности" за 10-20 процентов от выручки. Затем собирают компанию из 10-15 человек и выводят на точку. Задача молодняка – "дарить" мелкие сувениры за пожертвования в 50 или 100 рублей. То есть прямой торговли нет. Отличить вымышленные фонды от настоящих несложно: зачастую у них нет названия, не говоря уже о документах, счетах и тому подобных деталях.

Организаторы благотворительного развода скрываются где-то в тени. Это главная причина, по которой они процветают и не тревожат ментов. Формально люди расстаются с деньгами добровольно, что не противоречит закону. Нет, если бы мошенники предложили юным фандрайзерам исполнить мотивирующий тверк у вечного огня, они были бы моментально найдены вместе с нужными статьями. Но пока они не переходят эту грань, за ними остается право расчесывать пол-Москвы.

Все это очень печально и подрывает доверие к благотворительности. Когда мы говорим, что самое надежное – жертвовать деньги в фонды, мы, конечно, имеем в виду проверенные организации. Но для большинства людей под словом "фонд" подразумевается любая инициатива, в том числе не самая честная. Люди становятся жертвами, снижается градус доверия, а это куда более серьезная проблема, чем выброшенные на ветер 100 рублей.

Под катом печальная история девушки Лизы, которая встала на борьбу с "волонтерами" у станции метро ВДНХ, сканы запросов-ответов от всевозможных органов. Надеюсь, публикация в этом блоге сдвинет тяжелое дело с места, а главное – предостережет тех читателей, кто еще не в курсе ситуации.

Читать дальше...Свернуть )

Друзья, нужна ваша помощь. В ситуации, когда власти не могут дать отпор жуликам, мы можем лишь придать этому огласку и защитить от мошенничества себя и друзей.

Расскажите о новом способе развода максимальному количеству людей. Позвоните бабушке, родителям, расскажите коллегам на работе. Не нужно потакать мошенникам. Есть много проверенных фондов, которым очень нужна ваша помощь. Помогите распространить пост.

Как работает опека

К органам опеки всегда есть вопросы. Забрали ребенка в приют - порушили семью. Оставили ребенка - отец зарубил дите топором по синьке. Сегодня хочу…Далее... )
К органам опеки всегда есть вопросы. Забрали ребенка в приют - порушили семью. Оставили ребенка - отец зарубил дите топором по синьке. Сегодня хочу предложить читателям почувствовать себя оперативными сотрудниками опеки и разобрать пару текущих дел одного из районов области. На прошлой неделе я был в рейде по семьям, "требующим повышенного внимания" - это политкорректный термин особых домохозяйств, вызывающих у нормальных граждан легкую оторопь.



Первая семья находится под повышенным вниманием уже несколько лет. Исходные данные таковы: мать, страдающая психическим заболеванием воспитывает дочку 12 лет. Ну как - воспитывает, - она ее растит в соотвествии с особенностями, которые накладывает душевное расстройство. О традиционном воспитании известно мало, поскольку девочка не посещает школу. У матери навязчивая идея о том, что за ней следит ЦРУ и хочет похитить ребенка. Женщина убеждена, что сотрудники городских служб являются завербованными агентами и отказывается идти на контакт. Последний раз, когда они пытались попасть в квартиру, мать начала баррикадировать двери и пугать ребенка. Во время редких прогулок на улицу мама заворачивает ребенка в полы пальто или накрывает подолом.

Мы подходим к дому. Решаем пустить меня вперед как человека нового и не примелькавшегося. Как Кобзона на переговоры. Я представляюсь журналистом, объясняю, что хочу разобраться в ситуации, но мать не подходит к двери. На переговоры со стороны семейства выходит бабушка. Мы общаемся через дверь: я начинаю догадываться, что пожилая женщина говорит со мной не потому что ей так хочется или интересно. Ее задача - через наводящие вопросы выяснить степень угрозы. Бабка, кстати вполне вменяема. Она отказывается выдавать больную дочь и уж тем более внучку. По этой причине социальные службы не могут ничего сделать в принудительном порядке: только у родственников есть право направить больную женщину на лечение. Сама она, конечно же, никогда добровольно не ляжет. После пяти минут переговоров уходим ни с чем.

Мы приходили накануне суда по ограничению матери в родительских правах. Это мера, которая позволяет на время забрать ребенка в приют от больной матери. Надо сказать, органы опеки выходят с иском повторно, в прошлый раз суд иск не удовлетворил. Формально претензии опеки сводятся к нарушению права на образование. Причем, претензии предъявляет не столько опека, сколько прокуратура, вынуждая опеку и полицию реагировать. Дело сложное: с одной стороны ребенок находится с родной матерью, хоть та и прописалась в Зазеркалье. Но всяко лучше детдома. С другой стороны, рано или поздно матери (либо остатков ее рассудка) не станет, и девочке придется жить в мире за пределами маминого подола. Сделать это без образования и навыков коммуникации с другими представителями человеческого вида будет непросто.

Читать дальше...Свернуть )

Кузькина мать

Юлия Кузьмина, биологическая мать Кузьмина Максима, погибшего в приемной семье в США в 2013 году, снова беременна. Снова мальчиком. У Юлии новый…Далее... )
Юлия Кузьмина, биологическая мать Кузьмина Максима, погибшего в приемной семье в США в 2013 году, снова беременна. Снова мальчиком. У Юлии новый мужчина и новая семья но, похоже, старые проблемы.



Я был в Гдове на прошлой неделе и зашел навестить Кузьмину. Мне, к сожалению, не подверстать к тексту свежую фотографию нашей красавицы, поскольку с криками "Нахуй вас всех, хватило уже!" Юлия бросилась со двора в дом. Понять ее можно: предыдущий опыт общения с журналистами обернулся позором на всю страну и локальными неурядицами в родном городе. Кузьминой плевали в спину, изрыгали проклятия, а разок, поговаривают, дали в лоб. Впрочем, всё что не убивает, делает нас сильнее. Вот и Юлия, вопреки всему, исхитрилась не только устроить собственную жизнь, но и заделать новую. Сейчас, по словам Кузьминой, у нее "все хорошо", и она полна решимости зафиксировать данный вектор на годы вперед.

Мы немного поговорили через калитку. Рожать ей уже вот-вот, ребенка она планирует воспитывать с новым гражданским мужем и его матерью. Гдовские органы опеки находятся на низком старте. Пока что Юлия не попадает в сферу их внимания, но с появлением сына за ней должны будут присматривать и как-то содействовать в жизнеустройстве. Это не вызывает оптимизма ни с одной, ни с другой стороны.

Есть два варианта развития событий. Во-первых, велика вероятность, что повторится прошлый сценарий. Юлия продержится какое-то время, после чего запьет и, однажды проснувшись, обнаружит вместо ребенка направление в социальный приют. Не думаю, что это кончится лишением. Сегодня, по крайне мере на Псковщине, детей забирают не по 77 статье (Отобрание ребенка при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью), а временно изымают по акту оперативного дежурного УВД, определяя в приют. Вернуть его можно хоть на следующий день, устранив проблемные моменты (убрать трупы в прихожей толпу пьяных мужиков из дома, купить еды и т.п.). Поэтому, чтобы потерять сына, Юле придется совсем уж на него забить: месяцами не навещать в приюте и игнорировать повестки.

Второй вариант развития событий – Юлия исправится. Образцовой матерью она, конечно, вряд станет (тот факт, что потерпевшая дымила как паровоз, роняя пепел на пузо, подтверждает данный вывод). Но, возможно, минимальные соответствия нормальной жизни окажутся Кузьминой по плечу. В этом случае вся надежда на органы опеки, которые возьмутся работать с Юлией и поддерживать ее шаткое состояние. Увы, это единственная эффективная мера, и другого выхода нет. Можно сколько угодно фантазировать на тему принудительной стерилизации и искать виноватых, но это все слова. Это все равно как если бы вместо лечения человека от ВИЧ врачи собирали консилиум и выясняли, что же это на самом деле – результат образа жизни, божья кара или заговор фармацевтических олигархов. Вспомните, сколько было разговоров и обсуждений в 2013 году. И в результате сегодня мы наблюдаем ровно ту же самую ситуацию.

P.S. Сейчас обязательно скажут, что начинать решение проблемы следует не с Юлии, которая уже неисправима, а с вещей глобальных и долгоиграющих – воспитания, семейной политики. Типа, лечить причину, а не бороться с ее следствием. С этим, конечно, не поспоришь. Но что делать с теми "домохозяйствами", которые уже созрели? Они уже живут с нами, и их уже много. Их не получится игнорировать или "массово стерилизовать", и они способны обосрать любую нашу идеальную картину "как должно быть" одним своим фактом существования. Что с ними делать?


Текст и фото Дмитрия Маркова. Напоминаю, каждый понедельник Дмитрий будет рассказывать в моем блоге важные вещи о благотворительности.

Инвалиды. Никакой жалости

Рубрика Дмитрия Маркова. Напоминаю, каждый понедельник Дмитрий будет рассказывать в моем блоге важные вещи о благотворительности.Самая большая…Далее... )
Рубрика Дмитрия Маркова. Напоминаю, каждый понедельник Дмитрий будет рассказывать в моем блоге важные вещи о благотворительности.



Самая большая свинья, которую можно подложить людям с инвалидностью - это жалость. В определенном смысле, это беда куда серьезней криворуких заездов для колясок: пандусы, в конце концов, можно просто починить, а вытравить из общественного сознания снисходительно-жалостливое отношение к 8% населения РФ куда сложнее. И судя по тому, как бросились отзывчивые люди строить дом и покупать одинокому отцу-колясочнику автомобиль, многие, похоже, вообще не допускают мысль, что наши менее здоровые сограждане способны работать. Для таких людей наш сегодняшний познавательный фотопост. Всю неделю я ходил по производствам города, чтобы показать, как инвалиды собирают коробки для пиццы, изготавливают скамейки, обстирывают детские садики и пекут хлеб. Велкам.

Читать дальше...Свернуть )

Как снимать социалку

Рубрика Дмитрия Маркова. Напоминаю, каждый понедельник Дмитрий будет рассказывать в моем блоге важные вещи о благотворительности.Вот так выглядели…Далее... )
Рубрика Дмитрия Маркова. Напоминаю, каждый понедельник Дмитрий будет рассказывать в моем блоге важные вещи о благотворительности.



Вот так выглядели фотографии в базе всероссийского банка данных детей-сирот в 2000-х годах. Портреты, вырезанные из групповых снимков. Засвеченные вспышкой лица или снятые в тени. Наконец, фотографии, пропущенные через факс – почему нет, не зря же его поставили в бухгалтерию. Потенциальным родителям было предложено выбрать ребенка, ориентируясь на графическую капчу вместо портрета. Сегодня положение изменилось в лучшую сторону, и фотографии в базе более-менее нормальные. При этом общая ситуация с качеством фотографий у некоммерческих организаций (НКО) выглядит как приведенная выше подборка. И это большая проблема многих фондов – отсутствие хороших иллюстраций своей работы.

Почему так происходит? Во-первых, только крупные организации могут позволить себе профессионального фотографа (и только они в полной мере понимают важность хороших картинок). Во-вторых, многие руководители уверены, что сам факт их деятельности служит прекрасной картиной. Типа, мы не пельмени и не прокладки, чтобы нас красиво подавать. Но увы: сегодня человека окружает много хороших фотографий, и пикселизированные снимки в фотоальбомах благотворительных фондов выглядят по меньшей мере жалко.

Есть и другая проблема: фотографы не слишком хотят приобщаться к благотворительности. Ко мне часто обращаются с просьбой снять что-то в Москве, и я искренне недоумеваю: неужели во всей столице, со всеми ее фотографами, так сложно найти человека, готового пофотографировать социальный центр или мастер-класс? Что делают все эти люди, которые скупают цифрозеркалки?

Предлагаю устроить встречу фотографов и фондов в этом посте. Если вам нужен фотограф на социальный проект, пишите тему, место и условия в комментариях. А если вы хотите предложить свои услуги фотографа и помочь сделать мир лучше с помощью вашей камеры – оставляйте контакты.

Читать дальше...Свернуть )

А давайте все деньги детям отдадим!

Друзья, у этого блога очень большая аудитория (спасибо вам), хочется этой аудитории рассказывать что-то доброе и вечное. Сам я не могу освещать все…Далее... )
Друзья, у этого блога очень большая аудитория (спасибо вам), хочется этой аудитории рассказывать что-то доброе и вечное. Сам я не могу освещать все темы (хотелось бы разорваться, но не получается). Поэтому хочу попробовать сделать в этом блоге тематические рубрики. Чтобы эксперты в разных областях могли бы вам рассказывать о том, как устроен мир. Начать думаю с проблем российской благотворительности. Рассказывать об этом будет волонтер и фотограф Дмитрий Марков. После учебы Дмитрий работал журналистом, в 2006 году бросил штат и стал заниматься волонтерством и фотографией. Учился у Александра Лапина. Три года проработал помощником воспитателя в проекте по социальной адаптации выпускников интерната для умственно отсталых. Сотрудничал со многими фондами, специализирующимися на проблемах инвалидов и детей-сирот.

По понедельникам будет выходить его рубрика. Пока договорился с Димой на 3 месяца. Если понравится, продолжим.



Хочу рассказать две истории из жизни. Назовем героя первой истории Петя. Ему 16 лет, и он живет в детском доме под Псковом. В своей группе Петр самый ловкий и сообразительный. У него куча медалей и почетных грамот по спорту, он легко сходится с людьми и приезжающими в детский дом волонтерами. Даже воспитатели очень ценят Петю, особенно вечерами, когда соседняя группа не может угомониться, и надо кому-то аккуратно дать в рог, чтобы три палаты отошли ко сну. Короче, все у Пети хорошо – ну, насколько хорошо может быть в детском доме.

Второго героя зовут, скажем, Вася, он выпускник того же интерната, и ему 24 года. Покинув интернат шесть лет назад, Василий был немало смущен тем фактом, что мир крутится не вокруг него, как казалось ранее. Он мыкался из угла в угол, тоскливо пил самогон, пока однажды не подломил сельское РайПО. Имея конспиративные представления на уровне боевиков и бандитских сериалов, он, конечно же, был незамедлительно схвачен, осужден и отправлен в исправительное учреждение. Отсидев положенный срок, Вася вышел на свободу этой зимой.

Тем временем Пете, нашему первому герою, выйти только предстоит (не из тюрьмы, конечно, а из детского дома). Социальные педагоги интерната занимаются вопросами обеспечения сироты жильем, волонтеры – общим развитием, а местное НКО предлагает Пете несколько вариантов дальнейшего сопровождения в специальном центре для выпускников. Смотреть на эту картину очень радостно: еще 15 лет назад о таком торжестве социальной справедливости никто не мог и мечтать.

Если Петр размышляет о том, какой социальный маршрут ему предпочесть, у Васи полная предопределенность – надеяться лишь на чудо. Раньше он был просто выпускником-сиротой, а теперь к этой характеристике добавилась судимость. Даже если вообразить, что исправительное заведение выполнило свою функцию и что-то там исправило, продемонстрировать миру приобретенные обновления Василию затруднительно. От него шарахаются, как от черта, и никакой помощи не предлагают.

Что, в общем-то, странно, если разобраться.

Вася – важный член нашего общества. В определенном смысле от него зависит, насколько успешно будет работать то самое сельское РайПО дальше и насколько безопасным будет вечерний променад мимо васиного дома. Государство и общество должны заниматься Васей, поскольку в нем содержится потенциальная опасность повторения его нелепого преступления. Не надо при этом испытывать к нему жалость, симпатию, сострадание и тому подобную романтику. Надо лишь понимать, что это необходимо, если мы хотим видеть наше общество чуть более безопасным. По той же причине важно заниматься наркоманами, проститутками и прочими социальными группами, именуемыми в народе "сбродом".

Между тем современная благотворительность построена не на принципах социальной ответственности, а по понятиям социальной сети, где главное – понравиться и заслужить одобрение. Нравятся дети с романтичным названием "бабочки". Будоражат острые ситуации несправедливости, которую можно восстановить репостом. Отзываются старики. Всё это зиждется на эмоциях и симпатиях, и мало что на трезвом понимании положения в целом. А прокуратура, например, сообщает, что только за январь этого года – месяц, когда освободился Вася, – в России повторно осуждено по преступлениям средней и небольшой тяжести тридцать шесть тысяч восемьсот сорок три человека. Это люди, которые отсидели однажды и пошли по новой. За прошлый год их набралось полмиллиона. Цифры – космические. Возможно, их можно было бы сократить, если бы кто-то задался такой целью. Но увы, у единственного известного мне фонда помощи заключенным на странице три лайка. Полагаю, столько же и пожертвований. Странная ситуация для страны, в которой на новый год по центральному каналу идет блатной шансон с караоке.

К сожалению, эта мрачная статистика вряд ли изменится в ближайшей перспективе. Честно говоря, сейчас нет никаких предпосылок, что она планирует изменяться когда-либо вообще. Но если мы начнем задаваться вопросами, информировать людей и выводить благотворительность из зоны душевного события в область социальной ответственности в истинном ее значении, начало будет положено.

И как уже, вероятно, догадались мудрые читатели, Вася и Петя – это один и тот же парень на двух этапах своей жизни.



P.S. Китайский анекдот в тему:

После окончания одного инвестпроекта выяснилось, что остались неосвоенные средства. Собралось заседание местного отделения КПК, на котором был вынесен вопрос: на что пустить деньги – на ремонт школы или улучшение условий содержания заключенных. Дискуссия была долгой, мнения разделились. Взял слово пожилой член КПК, который поставил вопрос ребром: "Существует ли вероятность, что вы в этой жизни опять пойдете в школу?" Воцарилась тишина, кто-то пил чай, кто-то вытирал пот со лба. Вскоре было принято решение: улучшить содержание заключенных.

Марта - несчастная любовь

Я смотрю, многие переживают за здоровье марты? Все с ней хорошо, говорю же, всех нас она еще переживет. Марта окончательно оправилась от падения и…Далее... )


Я смотрю, многие переживают за здоровье марты? Все с ней хорошо, говорю же, всех нас она еще переживет. Марта окончательно оправилась от падения и теперь снова наводит в доме свои порядки. Бегает по квартире, мохнатая сучка, словно леопард на охоте. Недавно к ней начал захаживать дворовый кот. Ну как, к ней... Кот забирается на окно, метит подоконник и зовет марту. Марта вся изводится и орет на всю квартиру, требуя выпустить ее к этому дворовому блоховозу. Конечно, на пути двух молодых горячих сердец стоит тройной стеклопакет, так что пока наша девочка остается чистой. Кстати, как отвадить дворового ходить к нашей марте и метить мое окно? Может побрызгать чем? Или водой облить злодея?

Что еще вам рассказать? Ах, да, Баюну вырезали яйца. После этого случая секта любителей кошек ополчилась на Маркова и начала его травить. Марков же совершенно справедливо рассуждает о роли кошки в современном мире:

"Не совсем понятны мотивы котоводов. Что лежит в их основе? Воспоминания прошлой жизни в которой они имели принадлежность к львиному прайду? Как можно рассуждать об «отсутствии полноты жизни у кота с отрезанными яйцами» (если только это не проекция собственных опасений)? И даже если — ок, — будем считать, что с потерей яиц жизнь котика меркнет и он становится уже не тот — и что теперь? Думать надо было раньше, когда одомашнивали вид. Сейчас в любом случае это не полноценное животное. Это зависимая от человеческих прихотей пародия, с не до конца отмершими инстинктами. Ну, как уродливые караси, которых скрещивали поколениями и вывели этих богомерзких золотых рыбок.

Побалуйте вашего лежебоку соевой хуйней со вкусом паэльи по-андалусски. Новая коллекция комбинезончиков для течных сук. В 2011 году Америка потратила на домашних животных 50 миллиардов долларов — примерно столько же 2012 году составили государственные доходы Украины. Метафизические яйца вида давно уже отрезаны, осталось привести в соответствие физиологию.

Подведем итог: котики — это наши пушистые няшные игрушки. Они созданы для того чтобы благодарно лизать наши руки и наполнять инстаграмки фоточками. Никаких прав и точка. Нам позволено все все кроме лютого живодерства (да и то — не потому что котику больно, а потому что это противоестественно для нормального человека).

Хотите бороться за права кошачьих — начните с цирков и зоопарков."


В общем, у Марты пока на любовном фронте одни проблемы. Потенциальный жених без яиц, к дворовому ухажеру не пускают, одна радость у киски остается - играть с пакетом. Оооооо, как она играет с пакетом! Настоящий охотник! Любимое занятие марты - забраться в пакет и разодрать его изнутри когтями.

Read moreСвернуть )

Портрет #3: Женщина-кошка

Продолжаем рубрику Портрет, которую специально для моего блога ведет Дмитрий Марков. Сегодня очень интересная и важная история. Почитайте. Кадр из…Далее... )
Продолжаем рубрику Портрет, которую специально для моего блога ведет Дмитрий Марков. Сегодня очень интересная и важная история. Почитайте.


Кадр из видео...

Мой друг Валера как-то раз вмазал свою кошку кетамином. Реально: взял мурку в одну руку, шприц в другую и устроил животному «путешествие в яркий мир». Кошка моментально обратилась в белку и с воплями начала нарезать круги по стенам. Потом вылетела в форточку и воспарила над бренным миром с высоты пятого этажа.

Я вспомнил эту историю в кабинете органов опеки Гдовского района Псковской области, куда был командирован по случаю печально известных событий с Максимом Кузьминым — мальчиком, погибшем в приемной американской семье. Дело в том, что Юля Кузьмина, биологическая мать, которую журналисты «Комсомолки» нашли, опохмелили и свозили в Москву на ток-шоу, напомнила мне Валерину кошку. С той лишь разницей, что поставили Юлю не кетамином, а деньгами, водкой и совершенно неуместным вниманием. А дальше вся страна, как и Валера, затаив дыхание, стали наблюдать за кульбитами пьяной дуры и ее хахаля.

Будучи псковским волонтером, я наблюдал несколько подобных мамаш. Мы называли их по имени детей, которых сопровождала благотворительная организация: Сережина мама, Сашина мама и т.д. Наверняка у каждой из них, как и у Юлии Кузьминой, было свое полное имя, но запоминать его казалось такой же глупой идеей, как придумывать кошкам отчества и фамилии. Чтобы конкретизировать собирательный образ, предлагаю остановиться на одной — Сережиной маме, женщине, ставшей биологической матерью пятерым детям (и подарившей, впоследствии, двух из них иностранным усыновителям).

Внешне, если списать следы алкоголизма на индивидуальные черты лица, Сережина мама — милейшая женщина. Простая и добрая. Даже немножко умственно-отсталая. Первый раз мы нашли ее в небольшой избушке в Печорском районе, практически на границе с Латвией. Мама жила с двумя мужчинами, и хоть самцы отправляли в адрес друг друга колкие замечания, уживались все вместе неплохо. Сережина мама путалась в детях, не могла вспомнить даты их рождения и особенно не интересовалась судьбой после изъятия. Один из последних умер в младенчестве: поскольку Астахов в тот момент самовыражался в другой области, история эта до сих пор покрыта тайной. Известно только, что первым смерть констатировал наш Сережа, заметив, что качает в коляске бездыханный трупик.

Сережина мама быстро смекнула, что у нас есть деньги, а у Сережи — сиротские выплаты. Она начала писать письма. Мальчику, который любил ее вопреки здравому смыслу, она писала, что скоро умрет и если он хочет узнать об этом своевременно, ему стоит дать маме денег на мобильный телефон. К счастью, мы читали письма прежде, чем их получал адресат, и вымарывали сомнительные прошения. При этом на Сережину мать невозможно было обижаться и злиться. То есть, злиться можно на того, кто сознательного несет зло и выбирает темную сторону. А мама Сережи была вне категорий добра и зла и руководствовалась одними инстинктами. Объяснять ей что-либо было столь же бессмысленно, сколь бессмысленно ждать от кошки хороших манер во время еды. Но Сережа хотел видеться с матерью, а мы хотели чтобы Сережа был счастлив и брали на себя роль Куклачева: сводили их раз в месяц-два, наезжая с утра пораньше, когда шансы застать женщину в трезвом сознании максимальны.



Сережина мама, мама Максима и все им подобные — скорбное явление. Мне всегда казалось, что это и есть пиздец — потеря людьми человеческого облика. Но события последних дней наглядно продемонстрировали, что это не предел. Одно дело пьяные деградировавшие дуры, другое — умные депутаты и уполномоченные, которые используют эту дуру в качестве доказательной базы своих политических и общественных взглядов. Я не знаю — это все равно, что доказывать способность кошек летать на основе живодерского кетаминового эксперимента.

Текст: Дмитрий Марков

Портрет #1: Александра Николаевна

Хочу представить вам новую рубрику в моем блоге, которую мы будем делать совместно с Дмитрием Марковым. Каждую неделю Дмитрий будет рассказывать…Далее... )
Хочу представить вам новую рубрику в моем блоге, которую мы будем делать совместно с Дмитрием Марковым. Каждую неделю Дмитрий будет рассказывать историю человека, оказавшего в сложной жизненной ситуации. Истории будут разные, в основном про детей. Сегодня первый выпуск.



Это — Александра Николаевна. Ее девятилетняя внучка Настя находится в чудовищных условиях в Сирии, в зоне боевых действий, где постоянно идут обстрелы.

— Я уже не верю что моя внучка ко мне вернется… Сколько уже хожу, прошу, пишу всюду — ничего не меняется… Не знаю даже как она там…

Девочка родилась в гражданском браке Валерия, сына Александры Николаевны. Жена Ирина вскоре после родов умерла, и девочка с рождения воспитывалась в доме Валерия и его матери. В 2004 году в органы опеки и попечительства обратился неизвестный никому до этого Абдаллах Джалулл, выходец из Сирии и гражданин Российской Федерации, с требованием провести экспертизу с целью установления отцовства. В ходе процедуры выяснилось, что Джалулл является биологическим отцом ребенка, но, тем не менее, Валерия назначили опекуном своей же дочери, которая осталась проживать с ним и бабушкой.

Валерий скончался через пять лет от сердечного приступа. Органы опеки и попечительства отобрали ребенка у бабушки и передали биологическому отцу, которого ребенок не знал и с которым до того не общался.

— У Настии квартира двухкомнатная осталась от матери. Я думаю, он это все из-за квартиры этой сделал: он как получил документы, сразу туда постояльцев запустил… Я его потом спрашивала: зачем тебе ребенок?! С ребенком-то ты что делать будешь? А он смеялся, говорил, в Сирии у него 13 детей, еще один не проблема…

Бабушка предпринимала все усилия для установления опеки над девочкой или хотя бы права регулярно видеть ребенка, которого вырастила. Органы опеки ей отказывали, ссылаясь на то, что Настя проживает со своим биологическим отцом. Изредка Насте позволялось посещать бабушку, и по ее наблюдениям девочка сильно похудела, рассказывала о побоях, у нее появились признаки невротического расстройства. Кроме того, по словам бабушки, Настя неоднократно подергалась сексуальному насилию со стороны биологического отца:

— У них кровать одна была, она спала вместе с ним. Один раз я ее купала, она жаловалась, что у нее там болит… Но больше ничего не говорила. Другой раз пожаловалась, что ее «папа» целует, а ей не нравится. Я ей говорю: «Так ты скажи, что тебе не нравится…» А она: «Он мои губы в рот забирает, я ничего говорить не могу». Вот он что делает, вы представляете! Читать далее…Свернуть )

Марков ищет работу!

Замечательный мужик меня вывез в Геленджик ищет работу! Дима Марков вернулся в Москву после нескольких лет общественно-полезного труда. Из цепких лап…Далее... )


Замечательный мужик меня вывез в Геленджик ищет работу! Дима Марков вернулся в Москву после нескольких лет общественно-полезного труда. Из цепких лап системы Марков вытаскивал людей и возвращал их к жизни. Об одном из эпизодов я недавно писал, обобстальных много написано в его блоге, прочитайте обязательно и добавляйте его в друзья. Но сейчас не об этом. Дмитрий ищет работу. Он замечательный фотограф, журналист, пишет отличные тексты, разбирается в социальной тематике. Если вам нужен пишущий фотограф в штат или у вас есть разовые заказы на фото или статьи, напишите ему: dcim.ru@gmail.com

Под катом несколько его чудесных фотографий.

Read moreСвернуть )

Если у вас нету дома

В прошлом году в Псковской облати прошло важное совещание по вопросам жилья для детей-сирот. Тогда губернатор Андрей Турчак сказал: "Поставьте себе…Далее... )


В прошлом году в Псковской облати прошло важное совещание по вопросам жилья для детей-сирот. Тогда губернатор Андрей Турчак сказал: "Поставьте себе задачу вместе с муниципалитетами привести в нормальное состояние жилье, в которое возвращаются дети. Средства областного бюджета лучше направить на эти цели. Разработайте отдельную программу по жилью." Также он посоветовал областным чиновникам спуститься на землю и посмотреть в глаза детям-сиротам, вышедшим из детских домов и оказавшимся без жилья. Прошло пол года. Предлагаю вам посмотреть в глаза детям-сиротам, и на то жилье, которые дает им государство.

Read moreСвернуть )