Почему многоэтажные спальные микрорайоны – это плохо (на примере питерского Парнаса)



У многодетной матери и бабушки-блокадницы нет денег на еду. Специально для них в продуктовых магазинах были созданы отделы просроченных продуктов. Ну не выкидывать же тухлятину! У кого нет денег на нормальные продукты, пусть покупает просроченные. А что такого? Для малоимущих можно еще открыть отделы паленого алкоголя. Водку можно бодяжить и продавать по 20-30 рублей! Ну а если траванется кто или помрет, то и ладно... Сами ведь покупали не пойми что, думать надо было.

Конечно, таких отделов быть не может. Общество пришло к тому, что открыто не позволит продавать заведомо вредную еду. Позволим ли мы бабушке есть тухлятину, если у нее нет денег на нормальные продукты? Нет. Общество декларирует ценности гуманизма. Мы хотим оградить слабых от опасности, дать возможность всем нормально жить и развиваться вне зависимости от социального статуса и уровня дохода.

Но когда дело касается жилья, мы совершенно спокойно готовы скормить говно всем, у кого нет возможности купить квартиру в нормальном доме. Всё массовое жилье, которым сегодня обрастают российские города, – это такая же просрочка, вредная и опасная, как тухлое мясо и паленая водка. Только масштаб несоизмеримо больше. Оно отравляет не только людей – оно убивает города и создаёт кучу проблем для следующих поколений. Ведь кому-то придется все это сносить.

Несколько дней назад у меня завязалась интересная дискуссия с питерцами, которые вначале построили у себя ужасное гетто, а потом принялись его защищать. Что в этой ситуации делать честному человеку? Защищать Питер от питерцев!

Моя жена, Любовь Варламова, профессионально занимается развитием территорий. Она, кстати, настоящий урбанист, в отличие от тех, кого в интернете принято считать урбанистами, и руководит архитектурно-градостроительным направлением известной моим читателям компании iCube. Да, в это сложно поверить, но есть в России люди, которые профессионально занимаются урбанистикой. Их не очень видно, так как писать в блогах времени нет, а работы много. Я попросил ее написать, почему микрорайоны вроде тех, что построили в Питере, – это плохо, и что с ними делать. Также она привлекла нескольких экспертов:



В отечественной практике существует одна большая проблема – неразвитость рынка недвижимости. Если говорить о жилье кратко, то его просто недостаточно. На одного россиянина приходится около 24 кв. м. жилья, в Европе этот показатель 45 кв. м., в США – более 70. Также налицо дисбаланс: в России более 80% (порядка 87%) жилья в собственности, о цивилизованном арендном рынке пока все только говорят и не могут договориться. Для примера, в Германии арендное жильё занимает более 50% рынка. Россиянам попросту негде жить, и у них нет иного выбора, кроме как приобретать угол, пусть даже в муравейнике, в собственность! Жилищная политика основывается на самом простом способе обеспечения граждан квартирами – объеме вводимых квадратных метров.

То есть речь идёт о количественном показателе, а следовательно выборе самого простого, проторенного в советский период пути: освоении пригородных, свободных земель и строительстве привычных спальных микрорайонов. Только сегмент чуть выше "эконома" начинает задумываться о внедрении разных типов жилья, о концепции смешанного использования, пытаться предлагать хоть какое-то благоустройство. На рынке дешевого жилья (а это как посмотреть) люди крайне ограничены в выборе и понимании уровня качества жилых кварталов: есть отдельный угол для тебя и твоей семьи – и это счастье. И зачем стройкомплексу изощряться, если самая простая и дешевая модель – строить на пустующих землях то, что привык. И так покупают (и радуются), и это самая большая проблема.

Это мы наблюдаем не только в районе Парнас (на примере того самого ЖК "Северная долина"), а по всей России. И на всей территории нашей гигантской (!) страны однотипная жилая застройка из многоэтажных "червячков" посреди пустырей кажется абсолютно нормальной ситуацией.


Каковы главные недостатки этой модели жилой застройки? Самый главный минус – разряженность застройки при очень высокой плотности населения, а также отсутствие разнообразия набора услуг и досуга. Дома стоят посреди никому не принадлежащих пустырей. Такая модель могла существовать только в то время, когда отсутствовало право собственности, и всё было "ничейное". Но это отдельная тема для очень длинного разговора. Поговорим о более понятных вещах.

Обратим внимание на инфраструктуру этого района. Первостепенные критерии оценки качества территории – насыщенность и связность. С них и начнем. Хорошо, здесь есть метро, и даже дорога строится, чтобы соединить район с городом. Пускай жители не только этого района, а всех районов по пути к центру города толкаются в пробках. Почему так будет происходить? Да потому что жилые кварталы на 80 000 человек – это по сути не район Санкт-Петербурга, а целый город! Здесь так называемая комплексная застройка не решает вопроса, где людям работать и где проводить свободное время. Поэтому все жители района поедут работать и отдыхать в Санкт-Петербург, что усилит нагрузку на существующие дороги и транспорт во много раз.



Ну ничего, какого жителя мегаполиса напугаешь пробками! Тем более что в "Северной долине" всё равно нечем заняться. И планировка района, и благоустройство не способствуют развитию здесь разнообразия жизни. Место для жилья – это не только физическое место, а набор благ и услуг для всех категорий жителей. Восьмидесяти тысячам человек необходимо решать каждодневные бытовые вопросы и реализовывать досуговые потребности. Значит, нужны магазины, аптеки, кафе, рестораны, места отдыха, прогулок и прочее. Как территория была подготовлена для развития этого набора? Так, как это делалось во времена, когда рыночная экономика отсутствовала. Есть ли в этом районе хорошие магазины? Существует ли выбор кафе и ресторанов? Комфортно ли и есть где гулять? Нет. Инфраструктура – это не только парковки, школы, детские сады и поликлиника. Это в первую очередь разнообразие жизни и социальные связи.

Это ближайший к метро квартал "Северной долины", где-то треть всей территории микрорайона. Почти на 30 тысяч человек тут всего два кафе. Мест для отдыха и общения нет, потому что дворы заняты парковками. Чтобы добраться до Шуваловского парка, надо пройти насквозь другой микрорайон.


Теперь посмотрим на архитектуру. Когда я попадаю в такие районы, я не могу понять, как здесь можно не заблудиться. Огромная территория с одинаковыми типовыми домами. Идентичность, говорите? В ее отсутствии и есть идентичность. Даже казармы выглядят более гуманно.


Городская и, в частности, жилая среда должна быть разнообразной.


Поговорим о пространстве, которое должно быть дворами. Для многих людей в нашей стране кажется совершенно нормальным отсутствие границ их придомовой территории, чем двор, собственно, и является. Часто приводят в пример аналогичные проекты в США.

Только есть большая разница: и в США, и в Европе это наемное жилье. То есть вся территория принадлежит определенной компании, которая конкурирует с другими компаниями. Люди, выбирая, где им жить, будут искать наиболее качественный вариант в определённом ценовом сегменте. Арендодатель заинтересован сделать свой жилой комплекс максимально комфортным, красивым и удобным. Когда квартиры в частной собственности, никаких пустырей быть не должно. Должно быть четкое понимание, какой кусок земли какому дому принадлежит. Собственники должны сами решать, что на нем должно быть и как это обслуживать. Парковку ли там сделать, детскую площадку или в аренду соседям сдать.


Когда такого понимания нет, территория вокруг домов становится бесхозной, ни у кого нет заинтересованности в том, чтобы сделать ее лучше. Вот и живут люди среди парковок, которые им напихали под окна, их дети играют среди машин на самых дешевых площадках, которые выбрал застройщик, и любуются безжизненными пустырями, окружающими их дома. Вокруг огромные пространства, а сходить погулять некуда, пообщаться с соседями и друзьями негде. Отпустить детей погулять нельзя, это опасно!



А теперь сравните с Копенгагеном. Двор отделён от улицы, никаких машин тут нет. Дети могут свободно гулять.


Пространства внутри кварталов: газоны и дорожки. По сути это небольшой парк.


У первых этажей есть свои мини-участки. Можно пригласить соседей.


Ещё пара примеров копенгагенских дворов.




Парковки... В принципе, мне понятна логика проектировщиков, которые разместили парковки прямо вокруг домов и повсеместно. Этот район настолько ужасен, что нет более гуманного решения, чем позволить человеку прямо из квартиры попадать в автомобиль.


Но так быть не должно. В комфортной, современной жилой среде парковки должны быть в подземном паркинге. Наземные парковки устраиваются в профиле улиц и по границам дворовых территорий. Вот так.




Если же планировка района сделана так, что всё намешали, почему нельзя парковки сделать по границам дворов? Вокруг столько места! Почему дети, выйдя на прогулку, должны обходить машины по пути на детскую площадку? Почему нельзя организовать общественные пространства для времяпровождения жителей района?










Я знаю ответ, как знают его и многие мои уважаемые коллеги. Не хватает профессионализма. Это отдельная сложная тема, далеко за рамками этого поста. Но сегодня практика градостроительства разделилась на два течения: собственно "градостроительство" и "урбанистику". Многие именуют себя урбанистами (ой, ну нет, давайте не будем иметь в виду Максима Каца и других, потому что именно они и не пытались называть себя так; на этот счет намедни была написана прекрасная статья), но по факту остаются теми же "градостроителями". Происходит своего рода борьба добра и зла. Для меня очевидно, кто победит – это "урбанисты". То есть те эксперты, которые не только учитывают при развитии территории "профессиональное мнение экспертов" и обслуживают власть и стройкомплекс, но и задумываются о жизненных процессах. Жаль, но профессионалов в сфере городского планирования, архитектуры и благоустройства в нашей стране слишком мало...

Отдельно хочется выразить благодарность согласовывающим органам за разрешение на ввод в эксплуатацию района, противоречащего нормам градорегулирования. Дело в том, что российское градостроительное законодательство хоть и содержит ряд несовременных и противоречивых нормативных требований, но прямо указывает количество детских и спортивных площадок на число жителей, количество парковок, отступы этих зон от фасадов домов и прочее. Что мы видим в "Северной долине"? Полное пренебрежение законом.



Для справки, нормы отступа парковок от фасадов зданий:
10 и менее 10 машино-мест (мм) – 12 м от фасада;
11-50 – 15 м;
50-100 – 25 м, и так далее.

Нормы отступа парковок от детских и спортивных площадок:
10 и менее 10 машино-мест – 15 м;
11-100 – 25 м, и так далее...

Количество площадок различного назначения можно не описывать и не просчитывать – всё очевидно, как и нормы отступа от парковок. Может быть, кто-то скажет, что это устаревшие требования, но закон есть закон. Он одинаков для всех. Почему в "Северной долине" им пренебрегают?

Вот так и живем. Думаем сегодняшним днём, нарушаем закон, покупаем говно и... Радуемся!



Что касается гетто, то я пообщалась с преподавателем Высшей школы урбанистики им. Александра Высоковского социологом-урбанистом Петром Ивановым и попросила у него ссылки на исследования, которые доказывают геттоизацию подобных районов. На что он сказал:
Хм, нет таких исследований, потому что, собственно, нигде и не настроили таких районов. Если быть точным, я бы сказал, что это не то чтобы потенциальное гетто, скорее это потенциальные трущобы. А пока никто на научной основе не может сказать, что будет с этими районами через десяток лет. Вот мы и посмотрим!


Еще пара мнений моих коллег:

Глеб Витков, преподаватель Высшей школы урбанистики (ВШУ), управляющий партнер компании "Новая земля":
Это очень печальный пост. Пост, иллюстрирующий градостроительную импотенцию в России. Застройщика, который считает возможным застраивать настолько негуманным способом территории и отжимать по максимуму денег с каждого гектара. Покупателя, который покупает такое. Государство и администрации всех уровней, которые согласовывает и открывают двери этому проекту, очень узко понимающие задачи развития территорий исключительно в плоскости обеспечения жильем, что из раза в раз создает ситуации упущенных возможностей. Сегодня вводят миллионы квадратных метров, считая, что обеспечивают граждан жильем, а завтра будут тратиться миллиарды бюджетных денег на решение проблем этих территорий.


Александр Антонов, член правления НП "Объединение планировщиков", член международного объединения планировщиков ISOCARP, эксперт САР по градостроительству и территориальному планированию, дал свою оценку на реакцию жителей на своей странице в "Фейсбуке". До этого он написал серию интереснейших статей на тему генерального планирования в России. Настоятельно рекомендую прочитать всем, кто хочет комфортно жить:
Генплан не нужен!;
Генплан не нужен, часть 2;
Генплан не нужен, часть 3.

Ирина Ирбитская, директор Центра градостроительных компетенций РАНХиГС при президенте РФ:
Разрешать убожество под названием "эконом" – значит плодить нищету: это ответственность городских властей. Строить и продавать то, что потеряет ликвидность в ближайшем будущем, – это жульничество, и это ответственность бизнеса. Те, кто это покупает, точно так же участвуют в разрушении города, как и те, кто это строит. Ничего хорошего не будет в городе до тех пор, пока люди считают это достойным того, чтобы отдавать последнее накопленное или впрягаться в кабалу кредитов и ипотек. Вкладываясь в это, они отнимают у своих детей будущее. Горожане, у которых нет достоинства, никогда не создадут достойного города.


Алиса Прихудайлова, аспирант РАНХиГС, аналитик Мосгорпарка, член Союза московских архитекторов:
Застройщик, который "гонит метр", думает только о том, чтобы быстрее сдать в эксплуатацию новый дом, отдать ключи жильцам и всё отдать на откуп управляющей компании. Покупатель квартиры-студии площадью 21 кв. м на 21 этаже (какой вид!) думает только о том, чтобы получить ключи, и как он поставит перегородку, чтобы отгородить детскую. Дом сдается, все довольны, в соседнем ОБИ дают скидки новым соседям, а эксперты и профессионалы держатся за голову, и в их глазах немой вопрос: "Что делать?"

Здесь можно не говорить о высотности (есть примеры весьма благополучных районов типовой застройки, например, московское Крылатское), о благоустройстве (при необходимости на месте парковок с минимальными затратами устраивается газон/детская площадка/сквер, а машины изгоняются в отдельно стоящие паркинги), о транспортной нагрузке (к одной станции метро пристраиваются вторая и третья, а потом до кучи бросают скоростной поезд). Это серьезные проблемы, но их можно решать. А вот о качестве строительства думать уже поздно. Имитация питерских цветов и попытка "поиграть" с пластикой фасадов не скрывают кривоватые швы и дешевые материалы. Да, я не видела живьем именно этот ЖК, но, во-первых, близко знакома с подмосковными аналогами, а во-вторых, не может быть построенным на совесть то, что настолько безответственно спроектировано. Такие дома начинают сыпаться еще до окончания гарантийных сроков, и здесь первыми сдадутся "благородные" коричнево-бежевые фасады. "Хард" исправить практически невозможно, и к неизбежной геттоизации Парнаса приведет в первую очередь стремительный физический износ.

Люди, покупающие здесь квартиры, занимаются выживанием и не строят долгосрочных планов: в стрессовом состоянии это невозможно, и им можно только посочувствовать. А те, кто принимают решения (и допускают их реализацию в таком виде), уже закрыли ордера, получили прибыль и дальше "работают территорию". К сожалению, за градостроительные преступления против будущих поколений у нас пока что не научились судить.


Жители Парнаса возмутились постом блогера Варламова, сравнившего район с гетто
Новые районы Питера. Хотели бы так жить?


Новые районы в Подмосковье. Хотели бы так жить?




Почему вы ненавидите русских?

Новые районы Копенгагена. Хотели бы так жить?
Новые районы Мюнхена. Хотели бы так жить?


No HTML allowed in subject

   
 

Notice! This user has turned on the option that logs your IP address when posting. 

(will be screened)