Самый плохой дом в Москве



Дряхлый дом 1932 года постройки. За это время ни разу не делался капитальный ремонт. Лифты отключили в 2011 году, срок эксплуатации истек, и теперь часть жителей не может элементарно выйти на улицу: сил нет у ветеранов. Износ дома составляет более 67%. 28 марта этого года отключили газ: трубы были в аварийном состоянии, и была угроза взрыва газа. Еду люди теперь готовят кто на чём: кто-то на старой плитке, кто-то на примусе. Проводка в аварийном состоянии, пожарные лестницы сгнили и отвалились, пожарные гидранты не работают. Одно крыло дома стоит заброшенным, его используют бомжи и подростки для пьянок. Второе крыло – коммуналки.

Это дом 4а, строение 3 в Госпитальном переулке, центр Москвы. Раньше это было общежитие Военной академии радиационной, химической и биологической защиты. Сейчас здесь проживают ветераны военной службы, ликвидаторы аварии на ЧАЭС, участники военных действий в Чечне и их семьи. Квартиры им выдавало Министерство обороны.

Борису Тимофеевичу Романову 85 лет. Службе он посвятил 40 лет своей жизни. Он уже 5 лет не может выйти из квартиры: нет сил подниматься на последний этаж. Его жена (тоже с больными ногами) тратит на подъем 40 минут.



Такие истории здесь за каждой дверью. Дом хотели снести еще в 2003 году, но что-то пошло не так.



В непосредственной близости от дома решили построить тоннель ТТК. В том же году вышло постановление правительства Москвы, в котором дом признали не подлежащим капремонту. Его решили снести, а на том же участке построить новый. Решение было согласовано с Минобороны. Ведомство дало свое согласие на передачу дома в собственность города. Ответственность за переселение проживающих в нем семей была возложена на Академию РХБЗ. Новые дома должны были построить до 2005 года.

Больше двух лет жители дома наблюдали за строительством тоннеля и ждали нового жилья. Но исполнять постановление никто не торопился, а когда Академия РХБЗ в 2006 году переехала в Кострому, его вообще отменили. В качестве причины отмены было указано "отсутствие площадки для строительства нового дома".

Дом так и продолжил стоять без какого-либо ремонта. Городские службы отказывались его ремонтировать, потому что дом принадлежит Минобороны, а Минобороны говорило, что у него нет денег. В итоге жильцы начали добиваться передачи дома в собственность города.

Проживающие в доме ветераны писали обращения Путину, Шойгу и Чайке, но никакого эффекта от этого не было. В 2008 году Служба расквартирования и обустройства Минобороны потребовала от начальника войск РХБЗ Филиппова (он ответственный за этот дом) подготовить документы для передачи дома в собственность Москвы, составить список семей на расселение и провести текущий ремонт. В следующем году жильцам пришло письмо из Минобороны, в котором говорилось, что документы уже готовятся, и дом вот-вот отдадут Москве.

Параллельно жильцы жаловались в управу на то, что в доме проживают нелегалы (говорят, что управляющая компания ГУЖФ заселила в один из подъездов каких-то бомжей и собирает с них деньги), и что в целом дом находится в аварийном состоянии. Из управы пришел примерно такой же ответ: Академия РХБЗ готовит документы для передачи дома в собственность города, не переживайте, скоро все будет хорошо.

В 2011 году Сердюков (в то время министр обороны) вроде как получил все документы и составил план-график передачи дома в собственность Москвы, но Собянин ничего не подписал, и дом так и остался висеть на балансе Минобороны.

Последний год Жилищная инспекция Москвы, реагируя на жалобы жильцов, пишет письма в Минобороны с просьбой провести капитальный ремонт фасадов и заменить лифты. Но Минобороны в ответ говорит, что ничего оно ремонтировать и менять не будет, потому что больше 50% квартир в доме приватизировано. Следовательно, пускай жильцы сами скидываются и ремонтируют, а ведомство просто добавит им немного денег.

Обращения в управляющую компанию ГУЖФ тоже ничем хорошим не заканчиваются. Там жильцам отвечают, что они смогут отремонтировать только подъезды и кровлю. Заменить коммуникации, проводку и лифты у них нет денег, и вообще капитальный ремонт не в их компетенции (стр. 1, стр. 2).

01. Сегодня дом стоит, в нем живут люди.


02. Внимательный читатель заметит на фотографии остатки пожарных лестниц. Некоторые из них сгнили, и их срезали.


03. Одно крыло дома заброшено, но не закрыто. Старые квартиры облюбовали бомжи и подростки. Здесь периодически устраивают пьянки.


04. Во втором крыле управляющая компания организовала коммуналку! Да, настоящая такая коммуналка в центре Москвы.


05. Подъезд


06. За бежевой дверью находится щитовая всего дома. Но дверь закрыта. Управляющая компания поселила туда гастарбайтеров. Когда у кого-то выбивает пробки, надо искать электрика, который зайдет в гости к гастарбайтеру и включит обратно автомат. На это может уйти целый день.


07.


08. Вот так раньше ремонтировали прогнивший газопровод.


09. В какой-то момент газовые службы признали его непригодным и отключили. Теперь нужна полная замена. Газа в доме больше не будет. На очереди отключение электричества, так как проводка вся в аналогичном состоянии.


10. Газ отключили 28 марта этого года.


11. Вот так ремонтируют другие коммуникации. Все трубы прогнили, так что их замазывают, заделывают, забивают какие-то деревяшки. Дом разваливается в буквальном смысле.


12. По заверению жильцов, пожарные гидранты давно не работают: трубы срезаны. Что будет в случае пожара, догадаться несложно.


13. Лифт много лет используется как пепельница.


14. Одна из квартир, здесь живут два 85-летних старика.


15. Анна Иоанновна. Чтобы подняться в свою квартиру, ей требуется 40 минут.


16. Супруг ее не выходит из дома с тех пор, как отключили лифт.


17. На холодильнике – фотографии внуков и Путина. Старики спрашивают, знает ли Путин об их беде и почему не помогает.


18.


19. По всей квартире трещины.


20. Готовят на плитке.


21. Ванная комната


22. Здесь же живут дети.


23.


24. Чтобы спасти русских военных, нужно всего лишь передать дом Москве. Это несколько подписей чиновников. Чиновник от МинОбороны должен встретиться с чиновником от Москвы и передать дом на баланс города. Чтобы дом отремонтировать, нужны деньги. Небольшие в масштабах Минобороны или бюджета Москвы. Цена вопроса – несколько авиационных бомб, которые наши военные скидывают на террористов, защищая мирное население Сирии и президента Асада. Или несколько залпов праздничного салюта, который устраивают по случаю важных государственных праздников, чтобы подчеркнуть торжественность момента. Это помогло бы спасти десятки простых людей, которые отдали жизнь служению Родине, а теперь их забыли.


Вот они, настоящие ветераны, патриоты, настоящие защитники Родины, отдавшие службе десятки лет своей жизни. Они не на открытках и пафосных фотографиях. Они живые, они рядом, в центре Москвы. Нет, на улице вы с ними не столкнетесь: у них лифт отключили, а ноги плохо ходят. Но они еще живут, плачут, просят, пишут письма Путину и Шойгу. А до них дела никому нет.

А может, они и сгорят скоро. Осенью, например. К электроплиткам добавятся нагреватели, и старая проводка уже не выдержит. А может быть, еще раньше, если наркоманы или бомжи в заброшенном крыле захотят костер развести. Дом вспыхнет как спичка: перекрытия деревянные, всё дряхлое и старое. Борис Тимофеевич точно сгорит, он не ходит и не сможет спастись. Его супруга тоже может не успеть выбежать из дома. И еще десяток стариков сгорит. Потом, может быть, Шойгу приедет с цветами – это если много стариков сгорит. Если больше 10, то даже Путин выразит соболезнования. Если больше 10 жертв, Собянин объявит в Москве траур. Для общероссийского траура ветеранов не хватит, надо 60 жертв. Следственный комитет возбудит дело, и Владимир Маркин будет раздавать интервью, обещая жестоко наказать всех виновных.

А потом все об этом забудут. Обвяжутся георгиевскими ленточками и забудут. Плохое быстро забывается. Зачем обращать внимание на плохое, когда столько хорошего? Зачем вообще всякое говно искать? Вон есть же красивые новые дома. Есть же улицы с красивой гранитной плиткой. Непатриотично страну позорить и показывать Бориса Тимофеевича, который еле ходит и просит дом взорвать, чтобы не мучаться. Может быть Борис Тимофеевич вообще предатель Родины, вон на правительство наговаривает и телевизор ему противно смотреть. А что останется? Останутся бравые военные в телевизоре, Сирия, Донбасс, парады, смеющиеся "Искандеры", радиоактивный пепел вместо США и мантра "Мы помним, мы помним, мы помним".

На всякий случай для Министерства обороны напоминаю координаты цели. Москва, Госпитальный переулок, дом 4а, строение 3. Спасите русских военных. Не позорьтесь.

Друзья, мне очень хочется, чтобы ситуация с этим домом разрешилась. Тут нет никаких конфликтов олигархов, тут нет ничьих интересов. Тут просто тупость, лень и распиздяйство чиновников. Помогите донести до них историю про этот дом.

Разместите ссылку в своих соцсетях. Если знаете кого-то, кто может помочь решить вопрос, – отправьте ссылку ему. Спасибо!

Здесь живут люди 10 самых уродливых зданий Москвы Сочи: срыв покровов


No HTML allowed in subject

   
 

Notice! This user has turned on the option that logs your IP address when posting. 

(will be screened)