11 способов изменить Тверскую



В 2016 году Москву ждет очередное обновление значительной части улиц. Все пройдет примерно по тем же лекалам: проезжая часть станет чуть уже, тротуары расширят. Но если раньше экспериментировали с Маросейками и Дмитровками, то теперь решили взяться за главную парадную улицу. На Тверскую обещают вернуть вырубленные липы, причем их высадят в открытый грунт, а не в нынешние каменные кадки, напоминающие колумбарии.

Но, гонясь за показателями благоустройства, чиновники, кажется, забыли одну простую вещь: саму Москву, ее историю и горожан. Ощущение комфортного города складывается из десятков мелочей: красивых и убранных подъездов, дверных ручек, качественной плитки, со вкусом выполненных дворов (а не помоек, заполненных автомобилями), нетривиальных достопримечательностей. "Городские проекты" предлагают сделать 11 шагов, которые помогут Тверской за скромные деньги стать лучшей исторической улицей России.



1. Обозначить начало Тверской.

Большинство горожан в своем воображении рисуют начало Тверской возле гостиницы «Националь» и здания Госдумы. А ведь сама улица как дорога в Тверь начиналась гораздо раньше, возле современных Воскресенских ворот. Там, где сейчас стоит довольно бестолковый знак нулевого километра, можно поставить аккуратный путевой столб, который стоял на шоссейных дорогах Российской империи – вот, дескать, где Тверская стартовала исторически. Дальше средневековому москвичу следовало преодолеть мост (его можно увидеть в Музее археологии, о котором, опять же, мало кто знает), перейти речку и попасть в район с удивительным названием Занеглименье.


2. Услышать настоящий голос войны.

Сейчас на культ Великой Отечественной войны и военные парады тратятся колоссальные деньги. Города закупают десятки километров георгиевских ленточек. Но самым эффектным памятником войне может стать копеечное решение. Мало кто знает, что именно из здания Центрального телеграфа Вячеслав Молотов обратился к народу 22 июня 1941 года. Мы даже не представляем, как страшно было нашим предкам в начале войны: «Граждане и гражданки Советского Союза...». Нужно всего лишь установить на здании радиоточку, чтобы несколько раз в год в дни важных дат москвичи могли слышать голоса государственных деятелей тех лет и сводки Совинформбюро.


3. Разбить сквер и поставить знак в память о Благородном пансионе.

Центральный телеграф был построен инженером Рербергом (именно инженером, он не любил называть себя архитектором) на месте старейшего учебного заведения города, Московского университетского благородного пансиона, который готовил юношей в единственный вуз Москвы XVIII – начала XIX века. Здесь учились Лермонтов и Ермолов, многие декабристы. Сейчас за Центральным телеграфом находится нефункциональное общественное пространство с дырками в асфальте, кучей окурков и безвкусным ограждением. Скромный сквер и небольшой монумент на этом месте станут достойной памятью в памятью о вскормленниках пансиона, много сделавших для императорской России. Один из учеников, Андрей Тургенев, писал в 1802 году:

Тебе, отечество святое,
Тебя любить, тебе служить –
Вот наше звание прямое!



4. Поставить указатель к Саввинскому подворью.

За первой линией домов часто прячутся настоящие сокровища. Нам кажется, что нужно непременно обозначить указателем путь к удивительному теремку начала XX века, который бережно сохранили и передвинули при реконструкции Тверской в конце 1930-х годов.


Внутри Саввинского подворья, памятника 1907 года, сохранился атмосферный двор-колодец. Для Москвы такой двор – страшная редкость. Городом «колодцев» мы привыкли считать Петербург.


Подворье Саввино-Сторожевского монастыря выложено плиткой нежных и ярких цветов эпохи Серебряного века. На пороге дома сохранилась рекламная плитка завода, поставлявшего строительные материалы.


5. Возродить «Коктейль-Холл».

В последние годы рестораторы, кажется, успели переметнуться от хинкали к бургерам, освоить все мыслимые и немыслимые концепции заведений. Но почему-то никто не возьмется за легенду советского времени, «Коктейль-Холл», располагавшийся в доме № 6 на Тверской. Все ограничивается не только стилягами, здесь и иностранные корреспонденты, и агенты из органов. Мемуаров и воспоминаний – выше крыши, сохранились наверняка и рецепты коктейлей. В Москве даже ресторан «Пушкин», открывшийся в 1990-е годы, считается старинным. Мы своих заведений общепита не бережем. «Коктейль-Холл» наверняка станет прибыльным и популярным среди туристов заведением.


6. Отреставрировать палаты в здании ресторана «Арагви».

Знаменитый советский ресторан «Арагви» скрывает внутри довольно редкие и живописные палаты XVII века. Градозащитники бились над сохранением и расчисткой этих древностей все 2000-е годы. Сам ресторан, конечно, тоже легендарен, но боярская Москва для потомков гораздо важнее. Палаты видны со двора и не особенно известны. Загляните во двор и сами оцените эффектные навершия окон. Отказываться от такого наследия просто преступно.


7. Восстановить маленькие модели памятников Скобелеву и Свободе.

Тверская площадь за 100 лет сменила аж три монумента – Скобелеву, Свободе и Долгорукому. Анатолий Мариенгоф иронично заметил: «Площадь меняла памятники, как меняет мужей современная женщина». Да, российская история XX века постоянно сносила одни монументы и водружала на их место другие. Но попыткой гражданского примирения может стать Тверская площадь напротив мэрии, где слева и справа от памятника Юрию Долгорукому можно установить маленькие модели памятника «белому генералу» Скобелеву, стоявшего здесь в 1912-1918 гг., и советского обелиска, украшавшего площадь в 1920-1940-е годы. Три исторические эпохи окажутся связаны воедино. Больших затрат на изготовление столь миниатюрных памятников не потребуется. Общественное пространство за памятником Юрию Долгорукому все равно используется редко.


8. Вернуть пропилеи Щусева на Тверскую площадь.

На месте РГАСПИ (бывшего института Ленина) раньше стояло здание Тверской полицейской части с пожарной каланчой. Туда часто попадали задержанные за «политику» студенты XIX века. Архитектор Щусев, в 1920-е годы работавший над обликом Тверской площади, очень тонко чувствовал пространство. Он не стал сносить все здание целиком, а оставил портик с колоннами, выполненный в античной стилистике. Площадь сразу приобрела строгий, а отнюдь не разномастный и расхлябанный вид. Москва по понятным причинам никогда не имела своей «настоящей» античности, и тяга к тысячелетним выверенным формам на землях, где не вызревает виноград, всегда поражала искусствоведов. Вокруг двигаются дома, надстраиваются здания, и лишь московские Пропилеи охраняют Вечность. Наш город всегда был большой шахматной доской, где переезжали статуи и целые кварталы. И вот эти завораживающие Пропилеи ОВД «Тверское» Российской империи, простоявшие несколько лет, воспринимаются как московская попытка отстоять свое право на Время и Пространство, отнюдь не задаваемое и форматируемое властями. Мы считаем, что их нужно восстановить как памятник преемственности императорской и советской России.


9. Воссоздать булочную Филиппова.

Это заведение многие школьники знают благодаря ЕГЭ, потому что хрестоматийный и набивший оскомину текст Гиляровского почему-то любят включать на экзамене в задания по словесности. Но напротив современной московской мэрии действительно продавали вкусные и дешевые пирожки, что делало филипповскую «точку» самой популярной среди московского фаст-фуда XIX века. «В дальнем углу вокруг горячих железных ящиков стояла постоянная толпа, жующая знаменитые филипповские жареные пирожки с мясом, яйцами, рисом, грибами, творогом, изюмом и вареньем. Публика – от учащейся молодежи до старых чиновников во фризовых шинелях и от расфранченных дам до бедно одетых рабочих женщин. На хорошем масле, со свежим фаршем пятачковый пирог был так велик, что парой можно было сытно позавтракать». Быстро перекусить на главной улице города и сейчас проблематично – к услугам прохожих или «Макдоналдсы», или рестораны. Потомки Филиппова, ау!


10. Открыть смотровую площадку на доме Нирнзее.

Построенный до революции «тучерез» в Гнездниковском переулке являлся самым высоким зданием Москвы в начале XX века. Верхняя часть здания, как ни странно, была общественной зоной! Сейчас редкий дом в Москве может похвастаться садиком наверху. В прессе размещали объявления: «Единственное летом место отдыха, где в центре города представляется возможность дышать горным воздухом и наслаждаться широким открытым горизонтом – незабываемые виды на всю Москву с птичьего полета». Работал ресторан. Щелкали фотографы. Снимались немые фильмы. Марина Москвина, детство которой прошло в доме, пишет, что крыша была отдельным миром: «...Она заменяла жильцам двор. Там были клуб, клумбы, качели, волейбольная площадка. Мы разъезжали по крыше на роликах и велосипедах. А вечерами в клубный телескоп разглядывали звезды и планеты. Тогда это казалось чем-то обычным, само собой разумеющимся, и то ликование, которое ты испытывал, когда взлетал на качелях над Москвой, проносился в небе на самокате или пел в хоре, паря над городом, считалось обычным делом». После войны в доме располагались три детских сада. А поскольку ни нормального двора, ни игровой площадки около дома не было, детей отправляли гулять прямо на крышу. Зимой там каждый год заливали каток. Отсюда смотрел на Москву Булгаков: «Не то дым, не то туман стлался над ней, но сквозь дымку глядели бесчисленные кровли, фабричные трубы и маковки сорока сороков». Мы считаем, что в 2016 году не использовать подобное пространство как минимум нерационально. Смотровая площадка на крыше дома Нирнзее станет украшением центра Москвы.


11. Вернуть балерину на здание Мордвинова.

Раньше здание с магазином «Армения», построенное в 1940-е годы, украшала статуя балерины. Фигуру было видно с Пушкинской площади, и бронзовый поэт невольно кокетничал с женщиной. Балерину убрали в середине хрущевской эпохи. Варианты разные – то ли сама треснула, то ли властям не понравилась, когда идеологический ветер подул в новую сторону. Где сейчас находится балерина, краеведы не знают. Пустая ротонда на доме смотрится сиротливо и одиноко. Пора вернуть символ советской Москвы, растиражированный на открытках и фотографиях, на законное место, либо воссоздать его заново.


Над проектом работали:
Павел Гнилорыбов, автор проекта "Моспешком" – идея и текст
Денис Смирнов – фото
Иван Иванов – иллюстрации
Фонд "Городские проекты" Ильи Варламова и Максима Каца

Какой будет Тверская улица после реконструкции
Как нам улучшить Тверскую: 2 простых шага
Откуда берутся пробки



promo varlamov.ru ноябрь 17, 2011 20:24 148
Buy for 2 000 tokens
В этом блоге можно разместить рекламный пост. Ежемесячная аудитория – более 1,5 млн. уникальных посетителей. Для тех, кто просто хочет скачать прайс, есть эта ссылка. Для тех, кто хочет посмотреть полную презентацию со статистикой, портретом аудитории и моими предложениями по рекламе,…
← назад
тошнит уже от варламова
Всегда было интересно, если тошнит, зачем читаете? Исключите из ленты и будет вам счастье!
Хорошие идеи. Еще сузить надо полосы дорожного движения и больше деревьев посадить.
отлично!
за спиной Долгорукова поставить памятник, летящий с шашкой на него?
Надо:
1. Убрать 50% машин с тверской повысив плату за парковку и въезд.
2. Поливочная машина летом чтобы мыло шоссе.
3. Заправка сифонов!
4. Парихмакерские с открытой настежь дверью.
5. Кац бегает с колёсиком на палке в шортах.
Еще требую восстановить кафе Космос, меня туда бабушка водила есть мороженое
Кафе Лира - увековечено в песне, но нынешему поколению не понять где было "народа скопленье"
Магазин Пионер, чтоб восстановить трудовые навыки у молодежи
восстанавливать труд. навыки ща дешевле с помощью алиэкспресса и рынков, типа митинского. Ибо в новом "Пионере" цены будут почти как в нынешнем эппл сторе, там находящемся.
Что тут изобретать велосипед.
Надо пригласить Бердымухамедова Гурбангулы Мяликгулыевича - он сделает Тверскую в лучшем сталинско-имперском стиле.
Не использовать волосы Варламова, как минимум, не целесообразно. Из них можно делать парики и мыло. Это будет полезно для людей.
Я считаю нужно оставить как есть, гнездо, осталось только поселить туда птиц.
приходит как-то павел гнилорыбов в паспортный стол:
- имя хочу сменить.
- ?
- на григория.
На фото 6 - это ж определённый исторический облик! Его нельзя вот так брать и изменять! Это часть истории! :-)
мне все ваши идеи очень нравятся. Была бы я Собяниным, обязательно бы прислушалась
Уволить павла гнилорыбова, всю картину портит. Либо пусть сменить фамилию на свежерыбов.
А пункт 3. Больше памятников, больше заборов! И цепями обязательно памятник оградить, а еще лучше колючей проволокой и автоматчиков.

Edited at 2016-04-21 14:43 (UTC)
← назад