Старая Москва на картинах художников



Единственный способ заглянуть в прошлое Москвы до периода появления фотографии — это посмотреть картины художников, мастеров исторической реконструкции. В этом материале мы сравним облик старинной Москвы с тем, как она выглядит сейчас.


-=Пост подготовлен редакцией Живой Москвы=-
На картине 1925-го года известный русский художник Аполлинарий Васнецов, брат Виктора Васнецова, изобразил всем знакомую нам Красную площадь времен второй половины XVII века. В то время она только начала обретать свои окончательные черты, но уже была сосредоточием общественной и торговой жизни, как города, так и всей страны. На картине видно, что тогда башни Кремля уже получили свои шатровые навершия. Слева от них возвышается Покровский Собор, он же Храм Василия Блаженного. На самой площади кипит жизнь, повсюду шум и суета. Стоя на подъеме, дьяк зачитывает столпившимся людям указ, пока рядом в повозке из Кремля выезжает какое-то знатное лицо. Повсюду возятся торговцы, между лавками которых маршируют воины. Сам Васнецов описывал жизнь центра Москвы того времени так: «Неудивительно, что Кремль во все времена был центром города. Москва жила им. На Красной площади с утра до вечера толпился праздный и деловой народ, узнавая новости и слушая бирючей, возвещавших царские указы. Отсюда вести разносились по всему городу — то о войне, то о казнях и новых налогах и поборах. Отсюда же, вероятно, волны народной жизни, взбудораженные кознями бояр и насилиями тиранов, ударялись о кремлевские твердыни, порождая смуты, бунты и крамолу. Красная площадь для Москвы была и Великий торг, и то же, что Форум для старого Рима...


На более ранней картине (1902-й год) Аполлинарий Васнецов изобразил Москву при Иване Грозном. Красная площадь 1550-ых годов: Храм Василия Блаженного еще в процессе строительства, а стены Кремля побелены, что является довольно спорной гипотезой для этого времени. Вдоль кремля стоят избы, а по площади снуют торговцы и всадники. Справа, как и на предыдущей картине, видна стрелковая башня, которая до нашего времени не сохранилась. По сравнению с прошлым, современная Красная площадь выглядит пустой. Кремль уже красный, да и выглядит совсем иначе, а единственным строением перед его стенами является Мавзолей.


На картине другого великого художника, которого современники называли «русским Каналетто», Федора Яковлевича Алексеева, изображена совсем другая, более поздняя Красная площадь. Художник изобразил ее абсолютно пустынной. Мы видим центр Москвы как будто с высоты трехэтажного здания. Из-за Покровского собора уже выглядывает плотная застройка города, которая простирается до горизонта, а центром картины является Лобное место, с которого в старину объявлялись народу важнейшие указы государей, и на котором совершались наказания и казни. Кремль уже обрел современные очертания, особенно это видно по Спасской башне, но площадь все еще заставлена различными постройками, в основном торговыми.


На картине Карла Ивановича Рабуса 1830-х годов изображен Храм Василия Блаженного со стороны пересечения Варварки и Васильевского спуска. Как раньше, так и сейчас, это, возможно, самый известный храм в России. По легенде, увидев храм, Иван Грозный повелел ослепить мастеров, чтобы они не смогли больше нигде построить такое чудо. Якобы на вопрос царя, сможет ли мастер построить другой такой же прекрасный храм или даже лучший, тот с вызовом ответил: «Могу!», чем разгневал царя. «Ты лжешь!» — вскричал Грозный и приказал лишить обоих зодчих, возводивших храм, глаз. На картине от храма спускается крестный ход, которому кланяются проходящие мимо люди. Удивительно, но с этого угла, кажется, будто практически ничего не изменилось, кроме отдельных деталей. На месте улицы, на которой сидел художник, сейчас стройка в Зарядье, а на месте дома с колоннами с правого края картины — Средние торговые ряды


А вот в сравнении с изображенным на картине Федора Алексеева «Вид храма Василия Блаженного от Москворецкой улицы» изменилось очень многое. Сейчас это место с плотной жилой застройкой по сути превратилось в съезд с моста к набережной. Теперь все пространство здесь отдано автомобилям. Что интересно, реальная "точка рисовки" картины находится где-то внутри рампы моста.


На еще одной картине Аполлинария Васнецова «Книжные лавки на Спасском мосту, XVII век» можно увидеть уже не существующий Алевизов ров перед Спасской башней на Красной площади. Этот ров стал не только последним пристанищем для противников, атаковавших в разное время Кремль, но и местом жительства экзотических животных. Он обладал системой шлюзов, и отдельные его участки можно было осушать. Во времена правления Ивана Грозного был осушен участок у Воскресенских ворот Китай-города. Здесь содержались львы, которых прислали из Англии, из-за чего Воскресенские ворота часто называли Львиными. В XVII веке, ровно в то время, которое и отображает картина, во рву поселили слона. Он был подарком персидского шаха Аббаса II царю Алексею Михайловичу. К сожалению, слон быстро стал страдать желудочными расстройствами и с наступлением морозов умер. После войны 1812 года торговые лавки вдоль рва были снесены, а сам ров засыпан.


На картине Федора Алексеева «Вид на Воскресенские и Никольские ворота и Неглинный мост от Тверской улицы в Москве» изображены основные памятники московской архитектуры на рубеже XVIII-XIX веков. На переднем плане виден мост через реку Неглинку, ведущий к Воскресенским воротам с двумя шатровыми башнями и Иверской часовней. Рядом с воротами находит здание Главной аптеки, внутри которой изначально был университет. Справа можно увидеть Арсенальную башню Московского Кремля, а слева здание Монетного двора.


Спустя несколько лет, в 1811-м году Алексеев нарисовал это же место, но уже с людьми. Неглинный мост выглядит намного оживленнее. Благодаря художнику мы можем вглядеться в изображение многочисленных горожан и получить представление о внешнем облике москвичей рубежа XVIII-XIX веков. Повсюду кипит жизнь. Кареты, повозки, всадники на лошадях, собаки — все это важная часть образа центра Москвы того времени. Сейчас все иначе. В том же виде сохранились только Воскресенские ворота, даже Кремль уже выглядит совсем по-другому. Моста, да и самой речки Неглинной больше нет. В 1817-1819-х годах ее заключили в трубу, однако она еще долго напоминала о себе во время регулярных наводнений. В 1872-м рядом с Воскресенскими воротами был возведен Государственный исторический музей, который стоит здесь по сей день.


Алексеев донес до нас уникальные свидетельства того, какой была Москва до наполеоновского пожара 1812-го. На его картине 1780-х годов изображен Большой каменный мост на фоне Кремля. Его начали возводить еще в 1643-м году по приказу царя Михаила Федоровича мастером из Страсбурга Ягоном Кристлером. Из-за смерти царя и самого мастера строительство прекратилось, но после, по инициативе царевны Софьи, работы возобновились, и к 1692-му году его достроили. Он находился не на том месте, где стоит мост сейчас. С одной стороны, мост выходил к подножию современного Дома на набережной, а с другой, к участку, где теперь спускается к реке улица Ленивка. Деньги, ушедшие на его возведение, были столь велики, что в то время даже появилась поговорка: «Дороже Каменного моста!». Из-за того, что он был в несколько раз шире большинства московских улиц, на нем какое-то время располагались целые постройки. Под ним собирались воры и другой сброд, особенно опасна была одна из арок у левого берега, которую в народе называли «девятая клетка». В темное время суток горожане старались избегать ее. Спустя полвека после того, как была написана эта картина, изрядно обветшавший мост было решено снести. Из-за невероятной прочности и качества кладки, так просто это сделать не удалось, пришлось его взрывать. В 1858-м году вместо него построили первый в Москве металлический мост с тремя арками. А еще позже, в 1938-м, на 100 метров ниже по течению реки был сделан уже современный мост. Теперь он примыкает к Боровицкой площади.


В 1810-е года Федор Алексеев изобразил на другой своей картине вид на Кремль со стороны Троицких ворот. Тогда тут еще протекала Неглинная, а для того, чтобы подойти к стенам Кремля, нужно было преодолеть не одну преграду. Напротив стен по другую сторону реки была плотная жилая застройка. Благодаря невероятной детализации изображения мы можем заглянуть за первый ряд зданий и увидеть архитектуру остального города. Сейчас так сделать уже, конечно, не получится. За высоким корпусом гостиницы «Москва» почти ничего не разглядеть. Зато под стенами Кремля на месте спрятанной под землю Неглинной разбит Александровский сад, возникший, кстати, ненамного позже написания этой картины.


На более ранней картине Алексеева, 1800-х годов, можно увидеть сохранившийся до сих пор Императорский Воспитательный дом, основанный еще в 1764-м году по инициативе просветителя Ивана Ивановича Бецкого как благотворительное закрытое учебно-воспитательное учреждение для сирот, подкидышей и беспризорников. Это одно из редких зданий, переживших наполеоновский пожар 1812-го года и крупнейшее здание Москвы дореволюционного периода. Крайне интересно и то, как выглядела в то время Москва-река, которая занимает здесь большую часть полотна. Раньше на ней кипела жизнь. Лодки и суда разнообразнейших размеров и форм бороздили ее воды. Были тут и плавучие причалы. Сейчас Москва-река кажется даже шире, но куда спокойнее и пустынней. По обе стороны от нее тянется дорога, которую обычно плотно занимают автомобили.


На картине Аполлинария Васнецова, которому во многом была посвящена предыдущая часть нашего рассказа, изображен Троицкий мост и Кутафья башня. По мнению историка Москвы И. Е. Забелина, первый каменный Троицкий мост, вероятно, был построен еще в 1367-м году, одновременно с возведением каменных стен Кремля. Последовавший за ним девятипролетный кирпичный мост был сооружен в 1516-м году по проекту итальянского архитектора Алевиза Фрязина примерно в одно время с основным комплексом сооружений современного Кремля. Назывался он тогда Ризоположенский, по тогдашнему названию Троицких ворот. Некоторые пролеты моста были непроточными и создавали дамбу на реке Неглинной, поэтому выше Троицкого моста был расположен пруд, который также использовался в фортификационных целях. Проход к мосту перекрывала Кутафья башня. Возможно сейчас она выглядит странно, но в те времена это была практически неприступная преграда. Отводную стрельницу окружала Неглинка и ров, заполненный водой. Единственный вход в укрепление закрывался подъемным мостом. По окружности второго этажа шли бойницы подошвенного боя и машикули, с помощью которых наступающего противника поливали кипящей смолой . По названию картины «В осадном сиденье» можно догадаться, что город готовится к обороне. Многочисленные торговцы и просто местные жители, похватав все, что успели, толпятся у входа в Кутафью башню, чтобы подняться по Троицкому мосту и спрятаться за стенами Кремля. Удивительно, но все эти сооружения сохранились до сих пор. Сейчас они находятся прямо посреди Александровского сада. Кутафья башня теперь единственная оставшаяся отводной башней-стельницей Московского Кремля. Недавно рядом с ней возвели стеклянные павильоны и организовали на ее входе досмотровый центр.


На картине Алексеева 1800-х годов изображена уже исчезнувшая церковь Никола Большой крест на Ильинке. Храм был возведен в 1680-х годах и отличался пышной каменной «резью» только входившего в моду барокко. Появление этой церкви оказало большое влияние на формирование подобного стиля в московской архитектуре. К сожалению, с приходом советской власти в 1933-м году ее снесли, также как и множество других храмов. Этому событию москвовед и очевидец сноса храма Ю. К. Ефремов даже посветил свое стихотворение «На смерть». За несколько веков исчезла не только церковь Никола Большой крест, но и вся застройка того времени, которую успел запечатлеть Алексеев.



Интересна и картина одного из известнейших русских художников-передвижников Владимира Маковского, изображающая ночлежный дом в Москве и ожидающих у его стен бездомных. Эти заведения по сути были приютами, предоставляющими койку на ночь для нуждающихся людей, а в некоторых случаях даже пропитание и посильную материальную помощь. Здесь же происходил и найм чернорабочих. Первые ночлежки начали возникать в России в 1860-1870-е годы. Это происходило из-за стремительного переселения обедневшего крестьянства в большие города ради заработков. Так их описывал русский писатель Владимир Гиляровский: «Двух- и трёхэтажные дома вокруг площади все полны такими ночлежками, в которых ночевало и ютилось до десяти тысяч человек. Эти дома приносили огромный барыш домовладельцам». На картине изображен участок Трехсвятительского переулка около дома № 6. Сейчас здесь все совсем иначе. Изменилась застройка, исчезли красивые газовые фонари, а вместо ночлежников теперь запаркованные по обе стороны переулка автомобили.


А вот вид на усадьбу Останкино 1833-го года. Автор этой картины — известный художник-реконструктор Николай Подключников. На ней видна еще неотреставрированная церковь Троицы Живоначальной в Останкино, являющаяся одним из лучших примеров стиля «русского узорочья», и останкинский пруд, который также называют Дворцовым. Это название пошло по расположенному позади него Останкинскому дворцу, главному дому усадьбы Останкино графов Шереметевых. Тогда в этих местах был театр, в котором давали представления. Раньше здесь устраивались разного рода гуляния и проводила свое время знать. В те времена рядом с прудом находился театр, в котором давали представления крепостные. Случалось, что крепостные актрисы кончали с собой, топясь именно в этом пруду. Сейчас утопиться здесь довольно сложно: тут довольно мелко, да и купаться запрещено, так как пруд имеет исключительно техническое назначение. Тем не менее, и сейчас этот Останкинский пруд остается довольно популярным местом отдыха для местных жителей.



Другое популярное место для отдыха, а именно усадьбу Царицыно, можно наблюдать на картине известного живописца Владимира Аммона. Здесь по приказу императрицы Екатерины II в 1776-м году был заложен дворцово-парковый ансамбль. На картине он уже спустя 59 лет после открытия, в 1835 году. В то время Николай II планировал приспособить запустевший дворец под казармы или военное училище. Тогда, по мнению властей, это была единственная возможность использовать царицынские постройки в практических целях и тем самым спасти их от разрушения, которые началось еще в 1800-х, после смерти Екатерины Великой.


Запустение и разрушение хорошо видно на картине Федора Алексеева, написанной в как раз в тот период. Тут не проводилось никаких работ, а лишённый должного ухода кантемировский «геометрический сад» начал засыхать. Часть построек стала разрушаться и зарастать зеленью. Все это чем-то напоминало классические руины и тем самым еще больше привлекало художников, стремившихся запечатлеть разрушение прекрасного парка. Тем не менее, Царицино пусть и не без потерь, но выжило и получило статус охраняемого объекта культурного наследия. Несмотря на него, в 2007-м году в парке провели полномасштабную реконструкцию, которую замаскировали под обычное благоустройство. В ходе нее была уничтожена уникальная природа парка, заменена земля, вырублены тысячи здоровых деревьев и кустарников. Парку был нанесен ущерб, который в правительстве посчитали пустяковым, а вырубленные деревья назвали «допустимыми потерями».



"Живая Москва" – спецпроект с сетевым изданием m24.ru

promo varlamov.ru november 17, 2011 20:24 149
Buy for 2 000 tokens
В этом блоге можно разместить рекламный пост. Ежемесячная аудитория – более 1,5 млн. уникальных посетителей. Для тех, кто просто хочет скачать прайс, есть эта ссылка. Для тех, кто хочет посмотреть полную презентацию со статистикой, портретом аудитории и моими предложениями по рекламе,…
← назад
Не одного махмута нет кругом русские люди а сейчас лишь небольшая русская диаспора осталась в Москве.
оч круто!
когда вот можно двигать туда-сюда

красиво было, да
щас - говнище ...
Вот так-так! В Царицыно плохой парк?? В недоумении. В Царицыно просто роскошный парк, один из лучших в Москве! Да уж, на нас не угодишь.
Интересно, спасибо.
Дело не в том, плохой парк в Царицыно или хороший, а в том, что он был исключительной руиной с самого начала и дошел до наших дней именно таким. А его взяли и достроили, нарушив тем самым его архитектурную ценность для нас. Он был прекрасным в запущенном состоянии, его нужно было просто вычистить и законсервировать руинизированное состояние, а не делать диснейленд из пластика.
На многих фотографиях перспектива значительно отличается от живописных.
Что, в контексте данного проекта, является браком в работе фотографа.
А в остальном очень здорово.
иногда нет возможности сделать снимок с того места, откуда рисовал художник. Делали максимально близко
Тенденция радует! А когда будет цикл "Древняя Москва на берестяных табличках" в стиле было/стало?
Давайте сравнивать фото в одном и том же календарном отрезке, а то конечно осенняя слякоть сегодня и летние дни прошлого очень не конструктивно обсуждать.
крайне слабые.
они почти никакие в большинстве своём (где Красная Площадь особенно)
ни о чём и не удачные

Edited at 2016-04-15 21:52 (UTC)
Понравился новый показ фото.Москва в картинах художников великолепна!
А почему Фёдор Алексеев реконструктором стал?:) Он Москву своего времени писал, 1800-1801 годы, без реконструкций
А вот что с тем местом где была гостиница Россия? Что там было более или менее понятно. Не понятно что сейчас. Но точно не парк. И парк там вряд ли будет.
К сожалению, слон быстро стал страдать желудочными расстройствами и с наступлением морозов умер.

Ну да. Умер от желудочных расстройств. Тридцатиградусные морозы слонам по хую.
← назад