Простой и законный способ потерять деньги и свободу



В последние годы в России часто и много говорят о борьбе с инакомыслием. В качестве её легальных инструментов называют, например, экстремистскую статью 282 или более хитрую, антинаркотическую 228-ю. Но не все знают о статье 205 УК РФ с длинным названием «Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, публичное оправдание терроризма или пропаганда терроризма». И несмотря на кажущуюся чёткость формулировок, оказывается, что по этой статье можно привлечь к уголовной ответственности за любое письменное или устное высказывание, которое, по мнению правоохранителей, можно счесть оправданием терроризма.

Если зайти на «ОВД-Инфо» и посмотреть их статьи по тегу «205.2 УК», обнаружится больше двух сотен её упоминаний за последние пять лет. Получить судимость по ней не так сложно, как кажется. Достаточно прокомментировать что-либо, связанное с тем, что российское государство называет терроризмом.

И если для обывателей вопрос терроризма понятен — чаще всего так воспринимают религиозных фундаменталистов, убивающих людей в Европе и на Ближнем Востоке, то государство смотрит на этот вопрос гораздо шире. Например, очень плохой идеей будет написать что-нибудь хорошее про участников движения «Сети» или полковника Квачкова — почти все они прямо сейчас находятся в перечне террористов и экстремистов. А значит и любое заявление, которое может быть расценено как поддержка их действий, может привести к новому уголовному делу, уже об оправдании терроризма. Поэтому внимательно проверяйте, о ком вы хотите написать и какими словами, — это очень важно.

Но предположим, что решившийся написать такой пост — человек бывалый и тюрьмы (от пяти до семи лет) или штрафа (от трёхсот тысяч до миллиона рублей или доход за период от трёх до пяти лет) не боящийся. В конце концов, всё это ещё нужно доказать в суде, где можно если не добиться оправдания (что маловероятно), то попробовать получить условное или минимальное наказание. Да и вообще, вдруг дело до суда не дойдёт. Но оказывается, что суд — это формальность. Для дел об экстремизме и терроризме существует одно особое правило — ещё на этапе расследования уголовного дела подозреваемый может попасть в тот самый перечень террористов и экстремистов.

И если вы подумали, что какой-то там российский список это страшилка для бин ладенов и аль багдади — то как раз им он не страшен. Зарубежному террористу, в общем-то, всё равно, что о нём думает Росфинмониторинг. Не всё равно — россиянам, включая тех, кто никаким терроризмом не промышляет. Кто-то написал неосторожный пост или опубликовал расистскую картинку? Что ж, не стоило так делать. Поэтому теперь им интересуется центр «Э», а все его банковские карты и счета заблокированы. Вероятно, такая мера должна препятствовать обороту денежных средств между террористами и их организациями, но на деле она часто бьёт по простым гражданам, которые могут финансировать разве что «Сбербанк» и «Пятёрочку». Утверждается, что карта не становится совсем бесполезной — с её помощью можно платить налоги и оплачивать взятые ранее кредиты, а также получать пенсию. Но на практике работает это не всегда, и многие люди, проходящие обвиняемыми по экстремистским и террористическим статьям жалуются, что теперь с помощью своих карт не могут даже заплатить за услуги ЖКХ.

Я не знаю, каково жить без банковских карт. Каково это — вернуться к наличке, к куче денег, которую надо рассовать по карманам или в кошелёк, а лучше и туда, и туда. Уверен, многие из вас испытывают схожие чувства. Но вот человек пишет пост или говорит что-то в теле- радиоэфире, и всё — денег больше нет!

Для примера абсурдности преследований по статье об оправдании терроризма давайте возьмём дело Светланы Прокопьевой. Она журналистка, ныне работающая в «Радио Свободы», а ранее возглавлявшая «Псковскую губернию» — это они первыми написали о могилах псковских десантников в августе 2014 года. 31 октября 2018 года 17-летний Михаил Жлобицкий совершил самоподрыв в здании архангельского ФСБ. В результате подрывник погиб, а три сотрудника ФСБ получили ранения. Действия Жлобицкого были расценены как теракт, в этот же день Следственный комитет возбудил дело по соответствующей статье. Вслед за этим были возбуждены несколько уголовных дел по статье 205.2 УК РФ — почти все за публикации в социальных сетях.

Фото: Артём Аванесов

Но дело Светланы Прокопьевой стоит особняком — её уголовное дело касается речи на «Эхе Москвы в Пскове», в которой она объяснила поступок Жлобицкого как реакцию на репрессии в отношении его единомышленников. По мнению Прокопьевой, государство воспитало поколение граждан, достойное её жестокой правоохранительной системы. Три месяца спустя, 6 февраля 2019-го, к ней пришли с обыском в рамках производства уголовного дела об оправдании терроризма. 4 июля она была внесена в перечень террористов и экстремистов. Следствие продлено до 5 сентября, в нём сменилось уже пять следователей. Психолого-лингвистической экспертиза текста не готова до сих пор — журналистку внесли в перечень только на основании существования уголовного дела об оправдании терроризма. Сама Прокопьева настаивает на своей невиновности и считает, что её высказывание не было связано с террористической деятельностью или оправданием терроризма.

«Ты можешь 15 раз свой текст перечитать, держа в руках все кодексы, и все равно получить по шапке, потому что кого-то что-то задело чисто эмоционально. Все мое уголовное дело — это эмоциональная реакция какого-то эфэсбешника».

«Медуза»

Получается, что даже за комментарий в интернете, за высказывание на радио, за пост в блоге можно получить не только срок или штраф по решению, вынесенному судом, но и блокировку банковских счетов. Сейчас в перечне террористов и экстремистов находятся 9085 россиян, а за 2018 год из него были удалены 758 человек. Все эти люди, независимо от того, являются ли они настоящими террористами-экстремистами с соответствующими доказанными судом наклонностями или простыми людьми, сказавшими или написавшими что-то не то, лишились доступа к своим банковским картам по щелчку пальцев. Есть среди них те, кто хвалили Жлобицкого во «ВКонтакте» или, как Светлана Прокопьева, выступали в СМИ. Есть там и фигуранты дела «Сети», которое ведётся уже больше полутора лет. Объединяет их всех одно — не терроризм и экстремизм, а то, что их счета оказались заблокированы задолго до завершения рассмотрения их дел в суде. Исходя из презумпции невиновности, вину человека может признать только суд — но вот к банковским счетам и картам это почему-то не относится.

Увы, борьба с терроризмом в России стала ещё и борьбой с нежелательными комментариями путём, в том числе, и досудебных санкций. Борьба с терроризмом в России — это уже не только поиск и разоружение бандитов на Кавказе и их единомышленников в российских городах. Борьба с терроризмом в России — это ещё и когда тебя за верно и неверно интерпретированные слова в жопу ебут, называя это обеспечением безопасности страны.

Избранные записи из этого журнала


Подписывайтесь:



Обратите внимание:



promo varlamov.ru ноябрь 17, 2011 20:24 154
Buy for 2 000 tokens
По рекламе пишите reklama@varlamov.me или reklama@avtormedia.ru В этом блоге можно разместить рекламный пост. Ежемесячная аудитория – более 2 млн. уникальных посетителей. Для тех, кто просто хочет скачать прайс, есть эта ссылка. Для тех, кто хочет посмотреть полную презентацию со…
Это до поры до времени, пока нет тотального контроля за картами. Через некоторое время у налоговой РФ начнутся вопросы по-каждому мало-мальски мутному переводу. Да и поклажа налика на карточку через банкомат начнет вызывать вопросы. В ЕС я не могу пойти и положить на карту, больше, чем я с нее снял.