Пожилая мать десятерых детей умерла в нижегородском СИЗО


Фото отсюда

61-летняя мать десятерых детей Наталья Ильина, арестованная по делу о покушении на мошенничество с недвижимостью, умерла в следственном изоляторе Нижнего Новгорода в начале мая. Адвокат пенсионерки настаивает, что ее не кормили и не лечили в СИЗО, Следственный комитет проводит проверку.

Женщину арестовали в Воронеже в сентябре 2018 года, где она находилась по делам. Претензий к условиям содержания в местном СИЗО-3 у семьи Ильиной не было. В марте 2019 года пенсионерку перевезли в Нижний Новгород.

В нижегородском ФСИН опровергли версию семьи, что Наталью Ильину не кормили и не лечили в СИЗО. Ухудшение состояния женщины и её смерть объясняют тяжёлыми заболеваниями. При этом никто пока не может объяснить, какая была необходимость оставлять угасающего человека под арестом. Непонятно, почему следователь МВД, прокурор и судья, которые должны были знать о тяжёлых болезнях Ильиной и видели её состояние, не отпустили её умирать домой. <...>

— Я не могу разглашать материалы дела, пока идёт расследование. Но могу сказать, что ущерб по воронежскому эпизоду был всего 20 тыс. рублей. Его полностью возместили. Дело же о мошенничестве в сфере недвижимости, где было трое подозреваемых, передали в Нижний Новгород, так как там в производстве полиции были другие эпизоды. Поэтому и перевезли Наталью Георгиевну, — рассказывает адвокат Александра Смирнова. <...>

По словам Александры Смирновой, её подзащитную очень пугало этапирование в Нижний Новгород. Нередко перевозка арестованных под конвоем даже на небольшие расстояния может растянуться на 2-3 недели. Однако Ильину перевезли на поезде с комфортом всего за трое суток. Это было в марте 2019 года. У женщины был положительный настрой, она не жаловалась на самочувствие и здоровье. А через два месяца её не стало.

— СИЗО в Нижнем Новгороде считается одним из худших в стране. Знаю и от других своих подзащитных, что там не дают необходимых лекарств, плохо кормят, невозможно купить продукты в местном ларьке без родственников. Родные же, которые приезжали навестить Ильину из Москвы, могли купить за один раз не больше 30 кг еды, — рассказывает Александра Смирнова. — Наталья Георгиевна всегда делилась с сокамерницами всем, чем у неё есть. Сама же могла большую часть времени оставаться голодной. Питание в этом учреждении оказалось ужасным. Моя подзащитная жаловалась, что её не кормят. Такое отношение могло быть связано с тем, что Ильина отказывалась признавать вину. Человек стал таять на глазах.

«Вести Воронеж», 26 июня


Фото отсюда

На заседании по продлению ареста в Нижегородском районном суде следователь заявила, что Ильина, которую в суд принесли на матрасе, симулирует. Женщину отправили в психиатрическое отделение филиала тюремной больницы. Адвокат Смирнова, навестившая ее 7 мая, рассказала, что на лице у Ильиной были ссадины. Утром 8 мая адвокат пришла снова, и ей сообщили, что женщина умерла от острой коронарной недостаточности.

Областное управление Следственного комитета проводит доследственную проверку по факту смерти Ильиной. В местном управлении ФСИН отвергают версию защиты о том, что пенсионерку не кормили и не лечили в СИЗО, и говорят, что она поступила в изолятор «с рядом тяжёлых социально значимых заболеваний, в том числе неизлечимых».


Фото отсюда

— Вы даже не представляете, какой ужас мы испытали, когда увидели, как Наталью Георгиевну конвоиры вносят на матрасе в зал. Но в тот момент ей было все равно: она бредила, бормотала что-то малоосмысленное, никого не узнавала, ни меня, ни свою 18-летнюю дочку, — со слезами вспоминает Смирнова.

В какой-то момент она произнесла «пить». Адвокаты и дочка кинулись к ней с водой. Но женщин остановили приставы.

— Только после долгих уговоров все-таки разрешили дать воды. Содержимое бутылки тщательно обнюхали, проверили, — вспоминает защитник Евсюнина. — Еще через некоторое время мы на руках носили Ильину в туалет... Но перед этим 20 минут ждали, когда дадут разрешение. За ней так пристально следили, как будто у нее были силы сбежать...

Еще до начала заседания адвокат написала ходатайство, в котором пояснила, что ее доверительница «не в состоянии самостоятельно передвигаться, не узнает близких, не может говорить, ходит под себя, не узнает детей, адвоката». <...>

В 20.30, все еще находясь в суде, Ильина наконец пришла в себя.

— Когда она открыла глаза, она с изумлением спросила: «Где я?» Она правда не понимала, что находится в суде, — вспоминает Смирнова, находившаяся в тот момент рядом.

По ее словам, у подзащитной была только одна просьба: чтобы ее покормили.

— Она нам сказала: «Я очень хочу есть... меня не кормят, а у меня самой уже нет сил», — не сдерживая слез, рассказывает защитник.

Оказалось, что немолодая женщина настолько ослабла, что не могла самостоятельно держать в руках ложку. А в изоляторе всем было не до умирающей — тарелку дали, а дальше сама.

— Она попросила молока. Дочка Вика сбегала в магазин и купила его. Но нам было сказано «нельзя». Через некоторое время, над ней сжалился пристав. Поили ее из крышечки, самостоятельно пить из бутылки у нее не было сил...

«Московский комсомолец», 25 июня


Подписывайтесь:



Обратите внимание:

promo varlamov.ru ноябрь 17, 2011 20:24 155
Buy for 2 000 tokens
По рекламе пишите reklama@varlamov.me или reklama@avtormedia.ru В этом блоге можно разместить рекламный пост. Ежемесячная аудитория – более 2 млн. уникальных посетителей. Для тех, кто просто хочет скачать прайс, есть эта ссылка. Для тех, кто хочет посмотреть полную презентацию со…