Лагерь смерти домашних животных


Фото НЕ из Новосибирска

Чем, по-вашему, должно заниматься учреждение, которое называет себя "центром по проблемам домашних животных"? Решать проблемы домашних и потерявшихся животных?

В случае с Новосибирском всё проще и циничнее. Нет животного – нет проблемы!



В народе "Новосибирский центр по проблемам домашних животных" называют просто "отловом", а зоозащитники – "живодёркой".

Как пишет "Тайга.инфо", 90% поступающих туда животных усыпляют как неизлечимо больных или опасных, причём их судьбу решают не ветеринары, а сотрудники сотрудники службы отлова. Хотя статье уже два месяца, хочу вам её показать, чтобы вы были в курсе, что в наших городах происходит с животными, оказавшимися на улице.


Последние десять лет служба отлова бездомных зверей находится в ведении департамента энергетики и ЖКХ мэрии Новосибирска. Сейчас она называется МКУ «Новосибирский центр по проблемам домашних животных» («НЦПДЖ»). Она должна охранять, защищать домашних и безнадзорных собак и кошек, принимать отказников и искать им новый дом. Но главная ее задача, как объяснял Тайге.инфо директор центра Андрей Каркавин, — обеспечивать безопасность населения.

По-простому горожане называют «НЦПДЖ» «отловом», а зоозащитники — «живодеркой», потому что большую часть пойманных зверей умерщвляют «на карантине». Это происходит по пятницам, в отделении центра, где у животных проходит медосмотр.

Некоторым собакам и кошкам везет — их отправляют в пункт временного содержания — «приют», но ненадолго. На шесть месяцев, как раньше было положено по законодательству, там они не задерживаются, говорят зоозащитники. Теперь, с принятием ФЗ N 498 «Об ответственном обращении с животными», эвтаназия животных без медицинского заключения и вовсе запрещена. Но на работу центра запрет повлиял мало: в январе 2019 года «НЦПДЖ» заключил годовой контракт на эвтаназию 1660 животных разного веса, это 80% отловленных в 2018-м.

«НЦПДЖ» не пристраивает животных. Если за питомцем долго не приходят — его усыпляют. Чтобы забрать четвероногого из центра, нужно приехать в офис на Северном проезде и заполнить заявление.

«„НЦПДЖ“ ведет себя как режимное учреждение», — считает активистка Светлана Слесарева, которая следит за работой центра уже семь лет. В списках собак и кошек в пункте временного содержания, которые центр регулярно публикует с лета 2018 года, указаны не все отловленные животные. В карантинное отделение работники никого не пускают, хотя законных оснований на это нет, говорит Слесарева.

В 2018 году на «НЦПДЖ» обратила внимание депутат горсовета Наталья Пинус. После общения с Любовью Букатовой и зоозащитниками, поездки на карантин и безрезультатных переговоров с мэрией Пинус потребовала проверить всю документацию центра.

Контрольно-счетная палата Новосибирска проанализировала работу «НЦПДЖ» за 2015–2017 годы и установила, что 19,45 млн рублей из бюджета организации было потрачено неэффективно. Годовой бюджет центра при этом — 27–28 млн рублей.


Не усыпили — утилизировали

По акту КСП, в центре нашли семь тонн просроченного собачьего корма. Специализированного питания для кошек не закупается. Светлана Слесарева добавляет, что даже свежий корм в «НЦПДЖ» хранят, не соблюдая условий.

Судьбу животных в «НЦПДЖ» периодически решает не ветеринар, а сотрудники отлова, установили аудиторы. 90% поступающих животных усыпляют как неизлечимо больных или опасных. В мае 2015 года эвтаназии подвергли 97 животных, а утилизировали 342.

Более того, в 2015–2017 центр утилизировал 96 тонн трупов животных, 19 тонн из них не подвергалось эвтаназии.

«Все, что происходит там с животными — это тайна за семью печатями», — говорит куратор проекта по льготной стерилизации «Все в моих руках» София Осоченко.

Только за февраль 2019 года в центре утилизировано почти две тонны трупов. Зоозащитники уверяют, что раньше в «НЦПДЖ» усыпляли адилином, который блокирует систему дыхания: десять-двадцать минут животное задыхалось.

В беседе с корреспондентом Тайги.инфо начальник отдела охраны окружающей среды мэрии Мария Сидорова рассказала, что усыпляет животных ветеринар. «То есть говорить о негуманности в данном случае нельзя», — пояснила она.

«Усыпление само по себе негуманно», — парирует София Осоченко. Зоозащитница уверена, что убийство животных не только жестоко, но и бессмысленно. Даже после массового уничтожения бездомных собак и кошек популяция восстанавливается полностью за один-два года.

«Если вы видите животное на улице, оно либо бывшее домашнее, либо потомство домашнего, — рассказывает зоозащитница. — Когда я начинала работать в зоозащите, большая часть бездомных была в районах, где застраивали частные сектора. Жильцы переезжали в новые дома, а собак и кошек оставляли. Животные, как и положено, плодились. Если бы они были стерилизованы, стай бы не было».

По мнению Осоченко для решения проблемы с бездомными собаками и кошками достаточно стерилизовать, вакцинировать, грамотно вести учет животных и ввести эффективный закон об ответственном содержании домашних питомцев. От этого животных на улицах станет меньше, они будут здоровыми и менее агрессивными. Такой же позиции придерживаются в «Институте систематики и экологии животных СО РАН». Документ есть в распоряжении редакции.


Приписки вместо отчетов

«Но пока есть проблема, есть и бюджет, который можно освоить», — объясняет Софья ситуацию с «НЦПДЖ».

В центре в разные годы работало от 42 до 45 человек. Фонд зарплат рассчитан на 58 и тратится полностью в виде премий и надбавок. Зоозащитники убеждены, что штат «НЦПДЖ» избыточен. Например, в 2017 году 11 сотрудников центра поймали 2308 животных, приводят они результаты проверки КСП. Получается, один человек ловил по одному животному раз в два дня.

Официальные отчеты центра не совпадают с внутренними, а внутренние с действительностью, считают в КСП. «В 2015 году с 22 по 25 декабря у них умирало по шестьдесят собак в день от непонятной инфекции. Даже во время эпидемии чумы такого не было ни в одном приюте», — удивляется Светлана Слесарева. КСП сделала вывод, что «вышеуказанные животные физически не поступали и являются “припиской”».

За первые три месяца 2019 года нумерация собак в списках доходит до 338, а информация в группе центра была только о 179. То ли половину животных забыли внести, то ли их не существовало — неизвестно.

Кроме того, проверка обнаружила списание топлива, запчастей и масел, внерабочий пробег автомобилей, неоправданные расходы на ремонт, охрану, технику, связь сотрудников. Большая часть этих нарушений дублировала те, которые КСП выявила во время прошлой проверки в 2013 году и о которых несколько лет говорили зоозащитники.

Впрочем, директор центра уже отреагировал на проверку. Три сотрудника отделались замечаниями, еще восьмерым в феврале уменьшили надбавки к зарплате.


Сократить бюджет и решить проблему

Зоозащитники и депутат Наталья Пинус проанализировали все нарушения, которые обнаружила КСП, и подготовили проект по оптимизации центра. «Сейчас мы разрабатываем новую систему организации всей этой структуры. На наш взгляд, можно уменьшить бюджет на четверть, вместе с тем результат будет лучше, и все будет совершенно на другом уровне гуманности», — уверяет Пинус.

Активисты будут требовать, чтобы центр, согласно новому федеральному закону, перешел на метод ОССВ (Отлов-Стерилизация-Вакцинация-Возврат), сократил штат, ввел обязательную электронную регистрацию животных и их биркование, закупил индивидуальные корма для кошек, создал электронную анкету для желающих забрать животное и наладил открытое взаимодействие с зоозащитными организациями.

Пинус и Слесарева представят свои предложения на заседании комиссии совета депутатов по горхозяйству 10 апреля. Зоозащитники надеются, что в этот раз город заметит результаты проверки и не позволят «замять» их, как пять лет назад.

Текст Виктории Мальковой
Оригинал





В России не существует нормальных государственных приютов для животных. Почти все приюты – исключительно частная инициатива. Они выживают кое-как, а условия содержания там далеки от идеальных.

Мы должны брать пример с Германии, где бездомных и брошенных животных практически нет, или с США, где приюты очень грамотно распределяют попавших туда животных по новым хозяевам, а дикую популяцию непрерывно стерилизуют.

Иначе по всей стране так и будут работать фабрики уничтожения домашних животных.

Избранные записи из этого журнала

  • Живодёры не пройдут!

    Знаю, вы заждались от меня хороших новостей, так что вот как раз такая. Один из городов России наконец запретил цирки-шапито, в которых издеваются…

  • Почему в Германии нет бездомных животных?

    В России каждый день можно встретить новости о том, как в каком-нибудь городе стая собак напала на человека (кстати, часто страдают дети и…

  • Берегите животных

    Как вы себе представляете приют для домашних животных? Небезразличные люди собирают по крупицам деньги и пытаются как-то спасать собак и кошек?…


Подписывайтесь:



Обратите внимание:



promo varlamov.ru ноябрь 17, 2011 20:24 155
Buy for 2 000 tokens
По рекламе пишите reklama@varlamov.me или reklama@avtormedia.ru В этом блоге можно разместить рекламный пост. Ежемесячная аудитория – более 2 млн. уникальных посетителей. Для тех, кто просто хочет скачать прайс, есть эта ссылка. Для тех, кто хочет посмотреть полную презентацию со…
сначало нужно подвергать усыплению тех, кто выбрасывает животных на улицу
Сначала нужно ввести обязательную регистрацию домашних животных, тогда и контролировать будет проще. А пока можно поехать на ближайший птичий рынок и накупить себе хоть десяток щенков (были бы деньги) - никакого порядка не будет.

Так гниды же против
Кококо, это ж надо будет нести ответственность за того, кого приручил, кококо
Ненавижу мразей, которые выкидывают зверей на улицу
Сволочи, гореть им в аду



Edited at 2019-06-12 16:44 (UTC)
оооо а вот и ты
настрочило комментов в блоге наседкина (и не только там) и пришло сюда
вот же ты сильное...весь выходной на рабочем месте проводишь бугага. твои комменты уже наверно сотнями можно считать

Edited at 2019-06-12 16:50 (UTC)

во. Золотые слова.
Сначала нало ввести ответственность за содержание животного: купил себе собаку -за нее и отвечаешь.
А уже потом стерилизация всего и вся на улице, приюты и тд.