Как потерять всё и не получить квартиру в Крыму

В 2016 году в Киеве произошла довольно неприятная история. На пике российско-украинского конфликта киевлянка Наталья с несовершеннолетней дочерью Настей решили 9 мая выйти в город с георгиевской ленточкой. Напомню, что эта ленточка, изначально бывшая символом победы, на Украине воспринимается, скорее, как знак свой-чужой в донбасском конфликте. Именно с георгиевской ленточкой воюют многие ополченцы и наемники на стороне непризнанных республик в Донбассе. И в сети есть масса видеозаписей, на которых украинские националисты нападают на людей, носящих ленточку. Вполне ожидаемо, у Натальи тоже произошёл с ними такой конфликт. И всё бы ничего, но Наталью заметили цепкие лапы российской пропагандисткой машины. Они с дочкой быстро превратились в сакральных жертв. Наталью начали таскать на интервью, её фотографии попали на первые полосы российских газет. Наталья с дочерью стали «жертвами фашисткой хунты». Внезапно обрушившаяся слава привела к травле на родине и вынужденному отъезду в солнечный Крым.

Уже три года после неудачного опыта демонстрации политических взглядов они с дочкой живут на полуострове, но теперь их обнаружил новый враг. Ничем не лучше украинских националистов оказалась для них российская бюрократия.

Поучительная история о доверии, безответственности и политической неграмотности.

Итак, поход на «Бессмертный полк» закончился для матери с дочерью стычкой с националистами, продолжившейся травлей и эмиграцией:

- Мы отделились от всего шествия, - вспоминает Наталья. - У памятника Славы в начале аллеи началась потасовка, и мы отошли в сторону. Никого вокруг вроде, пустая площадь. Ленточка, кстати, была на мне. На Насте была пилотка со звездой. Она сама так захотела. И вдруг меня сзади как схватили... Настя пыталась меня защищать…

<...>

- Для ребенка серьезная прививка от фашизма. Как Настя это пережила?

- Да сейчас у них лучшее лекарство — компьютер, - уходит от ответа Наталья. Матери сложно это вспоминать. - Конечно было страшновато. Слишком много было статей. А потом вдруг в школе каким-то образом узнали, куда мы собираемся уезжать.

- И с матами на меня одноклассники наезжали, и дразнили, и угрожали, - треплет в руках шеврон Настя. - Одна единственная учительница — по русскому — спросила, как я себя чувствую. Передала маме рукопожатие. В итоге я последние недели в школу почти не ходила.

- На улицах узнавали?

- Подходили, даже благодарили за позицию, - вспоминает Наталья. - Там людей-то вменяемых много, просто их не видно. Киев обязательно встанет, нужно время, чтобы они поняли о осознали. Сейчас там и нацисты ходят в эсэсовских футболках, и кругом эти люди в форме и бронежилетах.
Фото: Alexey Furman/Anadolu Agency/Getty Images

Всего через пару недель после этого «нашлись люди», которые помогли семье переехать в Крым. Там им подарили квартиру, но в ещё не построенном доме. И конец, как всегда, предсказуем — дом не достроили, а политэмигранты уехали в деревню, где прописались. Но, не найдя там работы, отправились в Ялту и с тех пор живут там в однушке за 15 тысяч рублей в месяц. Люди, «помогавшие им с жильём» после переезда на полуостров, на связь больше не выходят. Возможно, под этим понимается некий Алекс Крепчинский, который упоминается в материале «Комсомольской правды», а затем и в репортаже «России–24» как человек, вывезший Наталью и Настю из Украины в Россию:

- Вы ведь не только обязательство на себя взяли, но и определенные расходы...

- Для меня важнее всего безопасность и будущее этой семьи. И Украины, кстати, тоже. Все остальное не имеет особого значения. Мы постараемся с теми людьми, кто уже помогает вместе со мной, обеспечить этой семье максимальный комфорт и будущее. Возможностей у нас для этого достаточно.

Широкая русская душа знает пределы своей ширины. Из-за того, что семья не живёт по прописке, им теперь угрожает выселение. Без прописки они не смогут сдать экзамен на русский язык, чтобы получить гражданство — все эти три года у них только вид на жительство. Возвращение на Украину, которое им теперь угрожает в форме депортации, они тоже не рассматривают, опасаясь возобновления полномасштабной травли, которая не позволит девочке ходить в школу, а её маме — устроиться на работу.

Я не думаю, что если бы Наталья с дочкой остались жить в Киеве, у них сейчас были бы какие-то проблемы. Инцидент 2016 года — это выходка каких-то отморозков, нападающих на других людей из-за расхождения во взглядах. И не сделай российские СМИ из этой семьи жертву, запудрив им мозги, они бы и сегодня спокойно жили в Киеве, а девочка ходила в школу, и всё было бы нормально. Но пропагандистской машине нужны жертвы — она питается, в том числе, и человеческими судьбами. История с Натальей и её дочерью хорошо демонстрирует, что человек, считающий себя героем, на самом деле является лишь очередной принесённой жертвой.

Помните: пропаганда убивает!