?

Log in

No account? Create an account

13 января 2021

Как надо пропагандировать безопасные улицы



Увидев заголовок, кто-то захочет спросить: зачем вообще пропагандировать безопасные улицы? Всё же и так очевидно! Есть программа Vision Zero, которая так хорошо работает в Скандинавии, что в Осло и в Хельсинки на дорогах перестали гибнуть люди. Есть шикарная велоинфраструктура Дании и Нидерландов, жители которых не боятся круглый год передвигаться на велосипеде.

Но почитайте интервью некоторых наших чиновников (или, что ещё хуже, учёных) – и они расскажут вам, что Vision Zero для России никуда не годится, ведь у нас особый путь. Нам нужны широкие шоссе вместо улиц – именно это безопасно, а не всякие там островки, сужения и тем более велодорожки вместо дополнительной полосы для машин! Такую позицию разделяет большинство водителей, которые пока не осознают, что в Европе (или в Белгороде) улицы делают безопасными в том числе ради них.

Я много лет пишу о том, как можно сделать улицы наших городов лучше, но аргументы часто просто не работают. Не помогает даже статистика. Водители с пеной у рта готовы отстаивать своё право ездить 80 в центре города по широким, как взлётные полосы, дорогам. Пешеходы для них – просто досадная помеха, а велосипедистов они вообще не желают воспринимать как участников движения.

Тут нужна коренная перемена в сознании людей. Безопасные улицы должны стать модными. Велосипеды должны стать модными. Сейчас в понятийной системе россиянина это символ "нищеброда" или "хипстера, который охуел там в своей Москве". Нужен позитивный сдвиг, чтобы автовладельцы – а это 31% населения России – перестали считать фриками всех остальных и поняли, что запрос на безопасность их тоже касается.

Канадский рекламщик Том Флад когда-то работал на автоконцерны, а потом вместе с семьёй пересел на велосипед. Он считает, что для пропаганды безопасных улиц нужно обратиться к эмоциям – точь-в-точь как это делают автопроизводители в своих рекламных роликах. Давайте посмотрим, что из этого может получиться.

Свернуть )

Путин поручил начать вакцинацию всех россиян от коронавируса

Президент Владимир Путин поручил со следующей недели перейти к вакцинации всех россиян от коронавируса. В начале декабря президент объявил о масштабной вакцинации, которая началась с двух групп риска — учителей и врачей.

Свернуть )

Нас задержал южносуданский КГБ! Репортаж из африканского плена

Сегодня меня, мою жену Любу, Петра Верзилова, Вадима Гинзбурга и Ивана Боганцева задержали в Южном Судане. Мы должны были вылетать из аэропорта города Капоэта в столицу Джубу, но туда приехали какие-то вооружённые люди и стали обыскивать наш багаж. Они нашли пульт от дрона и обвинили нас в том, что мы этот дрон запускали, хотя его у меня изъяли ещё в Уганде. Нас сняли с самолёта, отвезли в отделение местного КГБ (National Security Service, как они сказали) и посадили в камеру с телевизором и осиными гнёздами. Позже нам объявили, что мы все арестованы.

Рассказываю, как это было, и показываю, куда сажают тех, кто вызвал подозрения у южносуданских чекистов:



За развитием событий можно следить в моём Телеграм-канале.
; обновлено в

Илья Варламов и Петр Верзилов задержаны в Южном Судане

В городе Капоэта в Южном Судане задержаны Илья Варламов, его жена Любовь, основатель «Медиазоны» Петр Верзилов, директор Европейской гимназии Иван Боганцев и предприниматель Вадим Гинзбург. Они приехали в Африку как туристы.

Свернуть )

Как я провёл день в застенках КГБ Южного Судана



Отпустили.

За 20 минут до этого пилоты моего самолёта попытались улететь без меня, но на взлётно-посадочную полосу выехал мотоцикл местной КГБ (Национальная Служба Безопасности) и перегородил им путь. Люди на мотоцикле потребовали 400 долларов с пилотов за возможность скорее покинуть гостеприимную землю Южного Судана. Те заплатили и улетели, оставив нас в Капоэте.

Кто именно помог так быстро решить вопрос, непонятно. Занимались этим российское и канадское посольства, а также человек из центрального аппарата службы безопасности, контакт которого был у Пети Верзилова.

С чего всё началось? Аэропорт Капоэты – это просто грунтовая полоса среди деревни. Нет ни забора, ни каких-либо построек, только козы и грязные дети. На этой грунтовке, собственно, и ждала меня арендованная "Цессна Караван" с двумя кенийскими пилотами. Перед посадкой на армейском пикапе подъехали 5 человек в штатском – как я понял, местные чекисты – и начали довольно грубо досматривать вещи, смотреть отснятые кадры на камере и телефоне. В вещах они нашли пульт от дрона DJI Mavic, сам дрон у меня ещё неделю назад изъяла полиция в Уганде. После досмотра нам уже разрешили взлетать, мы сели было в самолёт, но тут чекисты вызвали пилотов и сказали:

— Мы знаем, у них есть дрон! Это строго запрещено в Южном Судане! Вы не можете лететь!

Попытка объяснить, что у меня нет дрона, ни к чему не привела:

— Вас видели с дроном! Звонили из Джубы (столица Южного Судана), сказали, что у вас есть дрон и вы его прячете! Вы должны поехать с нами!

В итоге вещи снимают с самолета, грузят в машину, и нас под конвоем отвозят в местное КГБ.

Свернуть )

Следите за новостями

  • VK268 000подписчиков
  • Instagram1 050 000подписчиков
  • Youtube2 050 000подписчиков
  • Telegram189 000подписчиков
  • Podcast1 000подписчиков
  • Viber102 000подписчиков
  • TikTok34 000подписчиков