22 июля 2020

Как наплевать на всех и превратить сельскую улицу в шоссе

Пару дней назад мы с вами говорили о том, что МВД хочет увеличить целевой показатель смертности на российских дорогах с 4 человек на 100 тысяч населения до 8,4. Сейчас в ДТП гибнут 12 человек в год из каждых 100 тысяч, Путин требовал добиться снижения числа смертей до четырёх к 2024 году, но теперь МВД говорит, что это невозможно. Правильно, зачем прилагать дополнительные усилия, если можно просто занизить ожидания?!

В том посте я в очередной раз упомянул национальный проект "Безопасные и качественные автомобильные дороги" и объяснил, что нынешнего подхода к безопасности явно недостаточно. То есть укладывать новый асфальт, строить разделители и ставить новые фонари – это, конечно, правильно. Но эти меры касаются только автомобилистов, причём только тех, кто ездит по загородным трассам. А как насчёт безопасности в населённых пунктах? А там всё как всегда.

Сегодня наткнулся на яркий пример того, как этот нацпроект реализуется в городах. В Барнауле дорожники зачем-то пришли в частный сектор, в узенький переулок Ядринцева.



После ремонта он из (по сути) сельской улицы превратился в довольно широкую дорогу, на которой, по словам местных жителей, теперь могут разъехаться два грузовика.

Свернуть )

Главу карельского «Мемориала» осудили на три с половиной года


Фото: Давид Френкель/«Коммерсант»

Петрозаводский городской суд приговорил историка и главу карельского отделения общества «Мемориал» Юрия Дмитриева к трем с половиной годам колонии строгого режима по обвинению в насильственных действиях сексуального характера в отношении несовершеннолетней приемной дочери.

Свернуть )

Улетел в Америку!

Путевые заметки, день 1


Международные вылеты в Шереметьево сейчас только из терминала F. D и E полностью закрыты, но это ненадолго. Сотрудникам вроде как уже сказали готовиться выходить на работу 27 июля.

Таксист высаживает меня на нижнем уровне, где обычно встречают пассажиров. Подъезд по эстакаде на второй этаж аэропорта тоже закрыт: из-за низкого пассажиропотока пришлось закрыть часть выходов, чтобы не тратить деньги на пункты досмотра.

Прохожу досмотр, захожу в пустой терминал, на табло всего три вылета: Дели, Нью-Йорк и Пекин.

На стойках регистрации практически нет людей, сотрудник "Аэрофлота" подходит к каждому пассажиру и спрашивает его фамилию, кого-то ищут. Передо мной полный мужчина с кучей чемоданов, он о чём-то долго спорит с другим мужчиной, которого практически не видно за стойкой регистрации. Рядом семейная пара заполняет какие-то бумаги и тоже задает вопросы. Ещё недавно тут все работало как часы, сейчас же пассажиры растеряны, за время карантина они, кажется, забыли какие-то простые вещи.

– Ставьте багаж на ленту! – нервно просит девушка за стойкой регистрации нерасторопных пассажиров, но те не торопятся. – Да ставьте уже ваши сумки!

На пограничном контроле никого. Меня спрашивают о цели поездки и быстро ставят штамп. Я радуюсь, что с меня наконец сняли спецотметку. Её поставили в декабре 2019 года. Когда пограничник сканировал мой паспорт, система выдавала спецотметку, в моём случае это была буква Р. Это значит, что сотруднику погранслужбы надо было отсканировать все страницы моего паспорта. Смысл этого действа я не понимаю до сих пор. Возможно, ФСБ очень хотела знать, где я бываю, и интересовалась моими визами. Но я особо не скрываю своих передвижений, да и если хотел бы скрыть, у меня несколько паспортов, и штампы с визами мог бы ставить в другой. Кто-то говорит, что это нужно, чтобы потрепать нервы пассажиру. Но я даже научился получать удовольствие от этой процедуры. Сканирование всего паспорта занимало минут 5, в зависимости от расторопности пограничника. За это время можно было перекинуться пару фраз, узнать про тяготы и лишения службы. Но сегодня впервые с декабря 2019-го система не выдала красного окошка со спецотметкой.

Терминал F пустой. 60% заведений и все бизнес-залы закрыты, пассажиров тоже почти нет. По громкой связи объявляют, что рейс в Дели задержан. Собственно, в терминале пассажиры двух рейсов – в Нью-Йорк и в Дели.

У "Аэрофлота" сейчас всего несколько рейсов в неделю, раньше было 800 в сутки. Я надеялся, что на Нью-Йорк поставят новенький A350, но нет, у телетрапа стоял Boeing 777. Загрузка – процентов на 25%, но больше летят в основном наши, ни китайцев, ни интуристов нет. А вот на рейс в Дели почти все индусы. Они сбились в самом дальнем закутке у гейта и ждут, когда объявят посадку.

Пассажиров мало, и посадка проходит быстро. Мне повезло, рядом со мной никто не сидит. Передо мной летит странная пара. Не успели они занять свои места, как женщина начала обрабатывать всё спиртом. Она достала из сумки огромную банку с салфетками и флакон со спиртом и начала поливать все поверхности – кресла, ручки, иллюминаторы, даже багажные полки. Осторожно, меняя салфетки, женщина вычищала всё, к чему в процессе полёта могла прикоснуться.

Мужчина в респираторе и с блокатором вируса на груди покорно ждал рядом.

– Девушка, у нас перед полётом весь салон проходит полную дезинфекцию, не переживайте! – бортпроводница решила немного успокоить паникеров.
– А я не переживаю, но мне так спокойнее, непонятно, что и как вы обрабатываете!
– Да, верно, – спорить с такими пассажирами не имеет смысла.

Взлетаем, и я ненадолго засыпаю.

Внезапно голос!

"Дамы и господа, защитные маски можно использовать не более трёх часов, просим вас заменить ваши маски, сейчас мы соберём использованные".

По салону действительно идёт девушка с мешком для использованных масок и раздаёт чистые. На всякий случай посмотрел по сторонам – в масках процентов 10 пассажиров.

Перед посадкой всем раздают медицинские анкеты и просят заполнить: надо указать все свои данные, контакты, ответить, не было ли симптомов коронавируса. В анкете есть ещё поле, которое должно заполняться на контроле. Там указывается температура и оценивается твоё состояние.

Свернуть )

Лукашенко хороший, а трамваи плохие

В соседней Белоруссии скоро выборы президента, и там разразилась масштабная битва добра со злом. Зло пока побеждает, потому что Лукашенко, нисколько не смущаясь, замочил всех серьёзных оппонентов.



Но мало кто знает, что борьба прошлого с будущим идёт не только на политическом уровне, но и на урбанистическом. Причём самое неприятное, что прошлое маскируется под будущее, а народ этому рукоплещет.

В Витебске есть неплохая трамвайная система, старейшая на территории нынешней Белоруссии. Хоть в городе и осталось всего 5 маршрутов, главный плюс витебского трамвая в том, что он ходит по обособленным линиям. Это значит, что если нормально обслуживать пути и подвижной состав, можно гарантировать высокую скорость движения. Никакие мудаки не будут подрезать вагон и гонять по рельсам.

Несколько маршрутов проходят по одной из главных улиц Витебска – улице Гагарина. Вот так она выглядела несколько лет назад:



Полноценные тротуары, три полосы движения, два обособленных трамвайных пути и много деревьев. Типичный советский проект, который без особых проблем дожил до наших дней. У трамваев, кстати, были даже платформы. Дряхлые, разваливающиеся, но их в любой момент можно было относительно легко привести в порядок.


Фото: Татьяна Матвеева / TUT.BY

Но тут на улицу Гагарина положили глаз великие реформаторы в руководстве Витебской области. Конец, как говорится, немного предсказуем... Эти долбоящеры, имея на руках готовую трамвайную систему с выделенными путями и платформами, решили за её счёт расширить дорогу для машин.

Свернуть )