22 января 2018

Дом – это машина для жилья



Уже 100 лет архитекторы пытаются построить машину для жилья. Началось всё в стране Советов! Новая власть начала строить новый мир. Помните, "кто был никем, тот станет всем"? И вот одной из проблем новой власти стало улучшение жилищных условий "голодных и рабов". Для этого, конечно, надо было забрать жильё у богатых. Но бедных было куда больше, и об индивидуальном жилье для рабочих 100 лет назад никто даже не думал. При этом даже вариант с отдельными комнатами казался тогда маловероятным. Поэтому решили остановиться на коммунах. Изначально коммуны образовывались на месте бывших доходных домов и другой недвижимости, отжатой у буржуев. Но вскоре стало понятно, что новым идеям нужна новая архитектура.

Так появились дома-коммуны, воплощение пролетарской идеи "обобществления быта"! Важно, чтобы у нового человека не только труд был коллективным, но и быт! Общие столовые, общие туалеты, общие вещи. Коммунары при вселении должны были отказаться от личных вещей и предметов быта, предполагалось коллективное воспитание детей, стирка, уборка и приготовление еды. Часто даже деньги членов коммуны были общие. Всё заработанное сдавали в общую кассу, откуда всем выдавалось по потребностям. Некоторые заходили ещё дальше и предполагали, что половые партнеры тоже будут общими:

"Половой вопрос просто разрешить в коммунах молодёжи. Мы живём с нашими девушками гораздо лучше, чем идеальные братья и сёстры. О женитьбе мы не думаем, потому что слишком заняты, и к тому же совместная жизнь с нашими девушками ослабляет наши половые желания. Мы не чувствуем половых различий. В коммуне девушка, вступающая в половую связь, не отвлекается от общественной жизни".

Такие дома-коммуны начали появляться по всей стране!

Некоторые архитекторы доводили идею коммуны до абсурда. Например, планировали в домах-коммунах общие спальни на шесть человек и "двуспальни" ("кабины для ночлега"), где смогли бы по особому расписанию на законных основаниях уединяться супружеские пары.

В Москве сегодня можно посмотреть на Дом Наркомфина, построенный в 30-м году. Отличный пример коммуны, шедевр конструктивизма. Хотя автор проекта Моисей Гинзбург считал его домом переходного типа (от "буржуазного" дома к "социалистической" коммуне), поскольку в нём не полностью уничтожалась семейная структура.

Фото: Wikipedia

Но к середине 30-х стало понятно, что общество не готово к новому быту. Идеи коммун были названы вредными и утопическими, а им на смену пришли более понятные коммуналки.

Ненадолго идеи идеи коммун отложили в стол. В Союзе начался расцвет тоталитарной архитектуры, появились знаменитые сталинки, которые стали уже больше походить на привычные нам жилые дома. Но идея не умерла, мир вернулся к ней после Второй мировой войны.

Причина всё та же: надо расселить и устроить быт большого количества людей. Если в Советском Союзе это были рабочие и крестьяне, то после войны – оставшиеся без крова горожане. И тут на сцену выходит Ле Корбюзье! Великий французский архитектор – тот самый, который в 30-х вообще предлагал снести Москву:

"Нет возможности мечтать о сочетании города прошлого с настоящим или с будущим; а в СССР больше, чем где-либо. В Москве, кроме нескольких драгоценных памятников былой архитектуры, ещё нет твёрдых основ; она вся нагромождена в беспорядке и без определённой цели. В Москве всё нужно переделать, предварительно всё разрушив".

В Марселе Ле Корбюзье начинает строить один из своих самых знаменитых проектов, "Жилую единицу". По сути это переработанные идеи первых советских коммун. А его концепция очень уж напоминает Дом Наркомфина! Говорят, в архиве Корбюзье потом найдут чертежи московского дома-коммуны.

Итак, почему нам всё это должно быть интересно?

Потому что очень скоро идеи, заложенные в дома-коммуны, трансформируются в привычные нам микрорайоны, а потом – в сегодняшние жилые комплексы.

Что хотел сделать Ле Корбюзье? Дом, из которого не надо будет выходить. В нём должно было быть всё, что необходимо жильцу. Библиотека, прачечная, ресторан, кинозал, магазин – всё находилось в доме. По сути, не дом, а круизный лайнер. Где ты спишь в своей каюте, а вся общественная жизнь протекает на палубах.

Давайте посмотрим, что из этого получилось.

Свернуть )

Чиновник из Ярославской области, застреливший егеря во время охоты, оштрафован на 100 тысяч рублей

Костромской районный суд оштрафовал на 100 тысяч рублей главного федерального инспектора по Ярославской области Василия Несветайлова, который во время охоты застрелил егеря, перепутав его с кабаном. Против чиновника возбудили уголовное дело о причинении смерти по неосторожности, но от уголовной ответственности его в итоге освободили.

Произошедшее суд расценил как "преступление небольшой или средней тяжести". Несветайлов, как установил суд, открыл огонь в нарушение правил охоты, запрещающих стрелять по неясно видимой цели.

Свернуть )

Преступление, совершённое с особым цинизмом



Признайтесь, вы любите смотреть по сторонам, проезжая по МКАДу или какой-нибудь федеральной трассе? Вам доставляет удовольствие это зрелище? Всё это великолепие строительных рынков, заборов, рекламных баннеров и билбордов...

Я знаю людей, которые точно ловят от этого кайф! К сожалению, этих людей точечно назначают руководить российскими областными центрами. Возможно даже, что любовь к строительным рынкам – это один из критериев отбора на должность мэра. Иначе как ещё объяснить, что почти каждый мэр стремится превратить порученный ему город в обочину МКАДа?

Свернуть )

Хорошо, что у нас нет денег



Иногда смотришь на то, как развиваются некоторые города, и думаешь: "Как хорошо, что у нас просто нет денег!" Мы не можем даже достроить трассу Москва – Петербург, поэтому о реализации других безумных проектов не идёт и речи. А ведь всё могло быть иначе...

Свернуть )