17 июля 2015

Как я дошел до жизни такой... Часть вторая

По многочисленным просьбам начал публиковать рассказ о том, как я начал заниматься бизнесом и что из этого получилось. Начало истории – в этом посте...

Мое увлечение трехмерной графикой было весьма прохладным. Быстро освоив нужный мне уровень, я потерял интерес к программе. Несколько лет я практически не рисовал. Потом я начал готовиться к поступлению в Архитектурный институт, и времени на компьютер не было совсем. Стоит отметить, что в процессе подготовки к поступлению в институт 3D Max мне очень помог. Я использовал программу для создания и дальнейшего переведения композиций из геометрических фигур.

Одним из предметов, необходимых для поступления в МАРХи, была композиция. Нужно было на листе ватмана изобразить композицию из геометрических фигур (куб, шар, цилиндр, конус и т.д.) Сложность состояла в том, что композицию надо было изобразить в перспективе, кроме того, грамотно построить все тени. Я немного жульничал и проверял правильность построенных теней, раскрытие эллипсов, цилиндров и точность перспективы с помощью 3D Max.

Помню, был забавный случай, когда ради эксперимента я полностью перевел из 3D Max композицию, а преподаватель пытался убедить меня, что я ошибся в перспективе. Когда я сказал, что это рисовал компьютер, а он не мог ошибиться, преподаватель был взбешен. Больше я от него хороших оценок не получал ))) Но было весело!

Интерес к 3D возродился с поступлением в институт. Компьютер облегчал обучение по многим предметам. Вначале я пытался разобраться с АрхиКадом, но он мне казался примитивным, особенно в части рендера. Пришлось вернуться в 3D Max, а чертить в АвтоКаде. Через год я уже рисовал неплохие интерьеры, часами сидел на форумах, посвящённым 3D-графике, читал уроки и советы.

На втором курсе я увидел на информационной доске Московского архитектурного института
приглашение на работу. В архитектурную фирму требовался визуализатор. Я позвонил по объявлению, и мне назначили собеседование.

В назначенное время я пришел в офис какого-то крупного агентства недвижимости, где по знакомству снимали комнатку два архитектора. Так как отношения у меня с ними не сложились, но зла я них не держу, имена архитекторов и название их студии я изменю. Допустим, их звали Антон и Роман. Антон с Романом выполняли для агентства недвижимости какие-то мелкие работы, вроде обмеров и подготовки чертежей для прохождения экспертизы БТИ. За это у них была возможность пользоваться переговорной комнатой и офисной техникой.

На собеседовании со мной общался Антон. Я показал ему свои работы и сразу был принят. Зарплату мне назначали 300 долларов за половину рабочего дня. Это было мало, но Антон мне объяснил, что "ты же студент, а студент много получать не может, надо через это пройти!"

Антон был похож на большую добрую собаку. Он любил джаз, вино и мечтательно рассказывал, как покупал себе джинсы "Хуго Босс" в США за 100 долларов, когда как в Москве они стоят 500. Роман был похож на злобного грызуна. Маленькие глазки, острые черты лица, вечно суетливый. Его лицо украшала гадкая ехидная улыбочка, с которой он не расставался. Объединяла их помимо архитектуры жадность. До сих пор эти два человека остаются для меня эталоном крохоборства. Половина разговоров в офисе была о том, кто сколько и где сэкономил, кто кого обманул, кто что смог украсть.

"Представляете, друзья! Я завёл себе банковскую карточку и теперь в ресторанах можно не оставлять чаевые! Теперь я всегда говорю, что у меня нала нет. А нет нала – нет и чаевых! Вы только представьте, теперь никто не упрекнет меня в том, что я на чай не оставляю!" – хвастался Роман, придя в очередной раз в офис. "Друзья, от этих одноразовых стаканчиков один мусор. И вообще, это неэкологично. Давайте каждый себе из дома принесет кружку! Это же так мило! У каждого – своя кружка!" – объяснял свое решение не покупать больше в офис одноразовые стаканчики Антон.

Второй темой для обсуждения в офисе были клиенты этой архитектурной студии. Клиентам выдавали клички. Например, "Толстый" или "Хмурый", или "Зелёные ботинки". После выдачи клички имя клиента забывалось. Никто в офисе, кроме Романа и Антона, настоящего имени никогда не знал. Все разговоры были примерно такими: "Завтра Толстый приедет, распечатайте его проект!". Или "Зеленые ботинки аванс перевел, начинаем работать!"

Антон с Романом делали в основном интерьеры. Клиентов им подгоняло то самое агентство недвижимости, где они снимали комнату. Работали архитекторы вдвоем, из-за жадности они не могли позволить взять себе помощников. При этом каждый из партнеров внимательно следил, чтобы второй не работал меньше. Споры о том, кто больше работает, были нормальным явлением в нашей маленькой комнатке. Как вы уже поняли, я делал для них визуализации интерьеров квартир. Приходил на работу каждый день после института и сидел часов до 8.

Работа мне нравилась, но я не рассматривал ее как работу "на дядю". Когда меня спрашивают, я часто говорю, что никогда ни на кого не работал. Этот период своей жизни я воспринимаю как обучение, а точнее практику, за которую мне платили деньги. На работе я мог экспериментировать с новыми плагинами и техникой освещения сцен. Я накопил довольно большую базу моделей. Самое главное, я завел кучу полезных знакомств среди 3D-шников того времени. Полученный опыт сильно помог мне в дальнейшем.

Зарплату мне платили в конверте, иногда мое скупое начальство пыталось вычитать по мелочи что-то за опоздания или недостаточную, на их взгляд, работоспособность. Каждая выдача зарплаты была небольшим ритуалом. Роман выдавал мне деньги с таким видом, будто я нищенка на паперти, а он делает мне великое одолжение, спасая меня от голодной смерти. С каждым долларом он расставался крайне неохотно.

Я не помню, сколько месяцев я проработал визуализатором в этой студии... Совершенно стерлось из памяти все, что там происходило. Может быть, это были 3 месяца, а, может, и год. Я не знаю.

Закончилось все так же неожиданно, как и началось. Однажды между мной и Романом возник какой-то конфликт. Он в очередной раз обвинил меня в том, что я медленно делаю свою работу, а я ему намекнул, что пора бы разориться на новый компьютер, так как мой не справлялся с поставленными задачами. После этого посыпались личные упреки. Слово за слово, дело быстро шло к драке. В тот момент, когда мы начали вспоминать родителей друг друга нехорошими словами, Роман не выдержал и... кинул в меня пачку сигарет! Пачка, естественно, не причинила мне никакого вреда, но стала хорошим поводом послать Романа и Антона в жопу и попросить расчет.

Здесь надо сделать небольшое пояснение. Для работы над сценами я использовал много своих личных наработок. Также я принес в офис свою базу текстур и моделей, которую я собирал долгие годы. Принес много своих личных книг. Какие-то модели я покупал, какие-то менял у коллег. За всё время работы Роман с Антоном ни разу не вложили ни копейки в покупку программ, моделей или текстур, необходимых для работы. В какой-то момент они даже пытались развести меня скинуться мне на покупку нового компьютера, но я быстро пресек эти разговоры. В назначенный день я пришел на работу за расчетом.

Я сидел в машине перед офисом и ждал, когда Роман с Антоном уйдут на обед. Обедать они ходили столовую соседнего здания. Как только они вышли, я зашел в офис, включил свой компьютер и удалил с него все свои личные библиотеки и наработки, не имевшие отношения к работе. Закончив очистку, я пошел ждать бывших работодателей в переговорную.

Вскоре Роман принес мне расчет. Он волновался, так как денег дал мне меньше, чем должен был. Роман начал что-то объяснять, перебирать деньги трясущимися пальчиками и оправдываться, почему он дает мне меньше положенного. Разговоры были на уровне "Помнишь, ты чашку разбил? А это 300 рублей!". К большому удивлению Романа, я не стал с ним спорить, забрал деньги и поспешил уйти. Он явно не ожидал такого поведения, смотрел на меня ошарашенный и вместо того, чтобы попрощаться, попросил показать содержимое рюкзака. "Не забрал ли ты чего-нибудь лишнего? Ты не подумай, просто формальность: вдруг случайно взял, а мы потом искать будем?" – замялся Рома. Чтобы скорее от него отвязаться, я показал ему пустой рюкзак. Была одна мысль – поскорее навсегда переступить порог их офиса и забыть сюда дорогу.

По лестнице я спускался с улыбкой. Я чувствовал себя героем голливудского боевика, который заминировал склад со злодеями, и вот-вот за моей спиной должен раздаться взрыв, который уничтожит всё! Шаг, ещё один... Роман в это время заходит в кабинет... Я иду по тротуару, Роман понимает, что что-то не так... Я перехожу дорогу – шаг, ещё шаг, Роман включает компьютер и понимает, что ничего нет!

Вместо взрыва раздается поросячий визг уже бывшего моего директора. Сначала он орал мне вслед что-то с крыльца, потом бросился в погоню, пугая прохожих. Я остановился. Жалкая фигурка грызуна прыжками приближалась ко мне. Через несколько секунд за меня смотрели маленькие красные крысиные глазки. Роман тряс меня и требовал все вернуть. Я ему объяснял, что я удалил свои данные и вернуть их не могу, так как я их УДАЛИЛ. Роман злился, грозил мне милицией и проблемами с бандитами.

Я в очередной раз послал Рому в жопу с его наездами и уехал в Питер на неделю. Через пару дней мне позвонил начальник службы безопасности риэлторского агентства, где снимали комнатку Роман с Антоном, и попросил, как вернусь, зайти к нему поговорить.

Звонивший оказался вполне милым дядькой, как и полагается бывшему чекисту. Он пожаловался мне, что Роман выел ему весь мозг с требованиями оказать на меня давление. Что такое библиотеки моделей и текстур и почему они так важны для Романа с Антоном, безопасник не понимал. Он попросил меня уладить с ними конфликт, так как такой ерундой он заниматься совершенно не хочет, а терпеть истерики архитекторов он не желает.

Договорились, что я отдам самое необходимое, на этом и попрощались. Больше об Антоне и Романе я никогда ничего не слышал. Говорят, вскоре после моего ухода они поругались, и каждый пошел своей дорогой. Странно, но сейчас в интернете нет никаких следов их деятельности. Интересно, живы ли они?

Эта история окончательно убедила меня, что работать надо на себя. Было начало 2000-х. Я ушёл заниматься фрилансом.

Продолжение следует...

Смартфон как фотоаппарат

-=Реклама. Пост оплачен=-


В одном из прошлых постов я показал вам смартфон LG G4, который умеет снимать не хуже современной цифровой мыльницы. Пришло время это доказать. В этом посте все фотографии сделаны на камеру LG G4 (кроме снимков самого смартфона, разумеется).

С этим гаджетом я ездил по Швейцарии, попробовал поснимать горы, ледники и альпийские луга. Всё получилось очень красочно и чётко, камерой я доволен.

Что сделала LG для того, чтобы оснастить смартфон функционалом полноценного фотоаппарата? Составляющих тут несколько. Во-первых, сама 16-мегапиксельная камера с диафрагмой F/1.8. Почему вообще важно это значение? У камеры G4 выше апертура – то есть, способность пропускать и собирать свет, исходящий от объектов съёмки. В среднем диафрагма со значением F/1.8 пропускает на 80% больше света, чем стандартная камера с числом F2.4, устанавливаемая на большинство смартфонов. Кроме того, в камере G4 есть увеличенный светочувствительный сенсор. Эти два нововведения напрямую влияют на качество снимков, особенно в условиях плохой освещённости.

Во-вторых, у нового смартфона есть режим быстрой съёмки Quick Shot: можно снимать с помощью кнопки, а не целиться в иконку на тачскрине. В-третьих, камера снабжена лазерным автофокусом и трёхосевой оптической стабилизацией изображения. Вполне реально катиться на лыжах по склону швейцарской горы и фотографировать всё вокруг себя – снимки всё равно будут чёткими.

Ещё LG гордится тем, что первой внедрила в смартфон датчик цветового спектра. Он умеет определять, в каких условиях ведётся съёмка, и, собственно, распознавать цвета. Эта информация используется для настройки баланса белого и мощности вспышки. Так что благодаря этому датчику цвета на снимках, сделанных на камеру G4, получаются максимально близкими к "натуральным" – тем, что воспринимает глаз человека.

Свернуть )

Окончание поста

Сегодня в Москве мусульмане по традиции отмечали окончание священного месяца Рамадан (он же Рамазан) и связанного с ним длительного поста. В тюркских языках Праздник разговения называется Ураза-байрам: приверженцы ислама собираются на праздничную молитву и сдают закят – милостыню для нуждающихся мусульман. Не путайте с Курбан-байрамом: это праздник, посвящённый окончанию хаджа, и именно он сопровождается жертвоприношениями.



Опять полные улицы молящихся людей, опять перекрытие всех прилегающих улиц, стычки с полицией. Такая картина в Москве 2 раза в год уже много лет. И каждый раз все удивляются. Я в этот раз поснимать праздник не смог. Попросил сделать это своего знакомого фотографа Марка Серого, в этом посте будут его фотографии.

Сам же я нахожусь в Нью-Йорке, планировал Праздник разговения поснимать здесь. Поспрашивал местных фотографов, где лучше это делать, где будет хорошая картинка для репортажа. Но никто-никто не смог помочь мне. Говорят, нет у нас такого, как в Москве. То ли мечетей много и всем хватает места внутри, то ли мусульман мало (вроде как, 300 000 на 9-миллионный город). Но на улицах так массово никто не молится, и вообще здесь этот день проходит незамеченным.

А в Москве сегодня было так:
Свернуть )

Нью-Йорк многоликий



Продолжаем гулять по Нью-Йорку. Вы уж меня извините, что я пока дальше Манхэттена не особо выбираюсь, всему свое время! Завтра будут вам и наркоманы Гарлема, и хасиды Бруклина. Вообще, поездка получается очень насыщенная, и помимо путевых заметок наметилось несколько отдельных тем. Например, собрал хорошую подборку про стрит-арт Нью-Йорка, про необычное благоустройство, про бездомных и устройство жилых кварталов. По всем этим темам буду делать отдельные посты. Пока не представляю, когда, но, возможно, я найду средство, чтобы спать не 6 часов, как я обычно сплю, а 3, тогда все успею.

А пока рад представить вам второй день в Нью-Йорке!

Свернуть )