25 февраля 2013

1С онлайн от «СервисКлауд»

-=Реклама=- Текст предоставлен заказчиком -=Реклама=-

Привет все читателям замечательного блога Ильи Варламова:)


Мы, компания «СервисКлауд», представляем сервис 1С онлайн, позволяющий работать в программе 1С из любой точки мира: без установки на компьютер, настроек и прочей головной боли.




4 случая, когда наш сервис www.scloud.ru будет реально полезен в вашем бизнесе:

Свернуть )

В какой цвет нам красить общественный транспорт в Москве?



На транспорте ливреей называют фирменную раскраску транспортного средства. Чаще всего этот термин можно встретить в авиации, где ливрее уделяется огромное внимание. Ведь от того, как раскрашен самолет, зависит отчасти лояльность пассажиров к авиакомпании. Это так же важно, как и упаковка товара на полке магазина. Это целая наука - захватить и расположить к себе потребителя. Во многих азиатских странах можно встретить автобусы, которые расписаны, словно диковинные шкатулки - сотни зеркал, металлическое кружево, картины, лампочки, кисточки. Все сделано для того, чтобы пассажиры заметили твой автобус среди сотен других. За пассажира идет борьба, так как многие городские автобусы частные. Водитель сам покупает автобус и сам его украшает. Авиакомпании тоже работают в конкурентной среде, так что раскраска самолета это не просто какая-то прихоть, это важнейшая маркетинговая история, которая может повлиять на всю работу авиакомпании.

С общественным транспортом у нас сейчас творится полный хаос. У нас не то, что нет единой раскраски по транспортным предприятиям, у нас даже трамвайные депо не могут между собой договориться о единой ливрее. Посмотрите, сколько видов трамваев ездит по улицам, каждое депо красит их как хочет. Спроси сейчас на улице, какого цвета московский троллейбус или трамвай, и никто не даст вам точного ответа.

Казалось бы, на общественном транспорте очевидной конкуренции нет, поэтому нет и необходимости думать о его образе в глазах пассажиров. Выбора нет, а значит пассажир поедет на трамвае любого цвета и качества. Это не совсем так. Конкурентом общественному транспорту является личный автомобиль. У пассажира всегда есть выбор поехать на трамвае или при первой возможности купить машину и забыть трамвай как страшный сон. Общественный транспорт это важнейший инструмент, без которого невозможно решить вопрос пробок. И здесь начинают работать обычные маркетинговые законы по работе над образом общественного транспорта. Если люди полюбят свой трамвай или троллейбус, они будут пользоваться им с удовольствием и прощать многие недостатки. Например, в городе Порту (Португалия) до сих пор бегают старые трамваи 30-х годов. Жители их очень любят, некоторые даже специально пропускают несколько трамваев, чтобы поехать на старичке. Или вспомните знаменитые лондонские автобусы. Они стали частью городской культуры.

Недавно Департамент транспорта Москвы решил, наконец, привести вид столичного общественного транспорта в порядок и разработать единую ливрею для автобусов, трамваев, троллейбусов и даже маршрутных такси. Идея правильная. Но сегодня есть все основания полагать, что реализуют ее плохо.

Давайте посмотрим, что происходит с общественным транспортом в других городах и что собираются сделать с московским.

Свернуть )

Портрет #3: Женщина-кошка

Продолжаем рубрику Портрет, которую специально для моего блога ведет Дмитрий Марков. Сегодня очень интересная и важная история. Почитайте.


Кадр из видео...

Мой друг Валера как-то раз вмазал свою кошку кетамином. Реально: взял мурку в одну руку, шприц в другую и устроил животному «путешествие в яркий мир». Кошка моментально обратилась в белку и с воплями начала нарезать круги по стенам. Потом вылетела в форточку и воспарила над бренным миром с высоты пятого этажа.

Я вспомнил эту историю в кабинете органов опеки Гдовского района Псковской области, куда был командирован по случаю печально известных событий с Максимом Кузьминым — мальчиком, погибшем в приемной американской семье. Дело в том, что Юля Кузьмина, биологическая мать, которую журналисты «Комсомолки» нашли, опохмелили и свозили в Москву на ток-шоу, напомнила мне Валерину кошку. С той лишь разницей, что поставили Юлю не кетамином, а деньгами, водкой и совершенно неуместным вниманием. А дальше вся страна, как и Валера, затаив дыхание, стали наблюдать за кульбитами пьяной дуры и ее хахаля.

Будучи псковским волонтером, я наблюдал несколько подобных мамаш. Мы называли их по имени детей, которых сопровождала благотворительная организация: Сережина мама, Сашина мама и т.д. Наверняка у каждой из них, как и у Юлии Кузьминой, было свое полное имя, но запоминать его казалось такой же глупой идеей, как придумывать кошкам отчества и фамилии. Чтобы конкретизировать собирательный образ, предлагаю остановиться на одной — Сережиной маме, женщине, ставшей биологической матерью пятерым детям (и подарившей, впоследствии, двух из них иностранным усыновителям).

Внешне, если списать следы алкоголизма на индивидуальные черты лица, Сережина мама — милейшая женщина. Простая и добрая. Даже немножко умственно-отсталая. Первый раз мы нашли ее в небольшой избушке в Печорском районе, практически на границе с Латвией. Мама жила с двумя мужчинами, и хоть самцы отправляли в адрес друг друга колкие замечания, уживались все вместе неплохо. Сережина мама путалась в детях, не могла вспомнить даты их рождения и особенно не интересовалась судьбой после изъятия. Один из последних умер в младенчестве: поскольку Астахов в тот момент самовыражался в другой области, история эта до сих пор покрыта тайной. Известно только, что первым смерть констатировал наш Сережа, заметив, что качает в коляске бездыханный трупик.

Сережина мама быстро смекнула, что у нас есть деньги, а у Сережи — сиротские выплаты. Она начала писать письма. Мальчику, который любил ее вопреки здравому смыслу, она писала, что скоро умрет и если он хочет узнать об этом своевременно, ему стоит дать маме денег на мобильный телефон. К счастью, мы читали письма прежде, чем их получал адресат, и вымарывали сомнительные прошения. При этом на Сережину мать невозможно было обижаться и злиться. То есть, злиться можно на того, кто сознательного несет зло и выбирает темную сторону. А мама Сережи была вне категорий добра и зла и руководствовалась одними инстинктами. Объяснять ей что-либо было столь же бессмысленно, сколь бессмысленно ждать от кошки хороших манер во время еды. Но Сережа хотел видеться с матерью, а мы хотели чтобы Сережа был счастлив и брали на себя роль Куклачева: сводили их раз в месяц-два, наезжая с утра пораньше, когда шансы застать женщину в трезвом сознании максимальны.



Сережина мама, мама Максима и все им подобные — скорбное явление. Мне всегда казалось, что это и есть пиздец — потеря людьми человеческого облика. Но события последних дней наглядно продемонстрировали, что это не предел. Одно дело пьяные деградировавшие дуры, другое — умные депутаты и уполномоченные, которые используют эту дуру в качестве доказательной базы своих политических и общественных взглядов. Я не знаю — это все равно, что доказывать способность кошек летать на основе живодерского кетаминового эксперимента.

Текст: Дмитрий Марков