Метки: Рамблер

Мослента – всё

Когда меня 5 месяцев назад меня пригласили в "Рамблер" сделать из Мосленты что-то хорошее, я был уверен, что все получится. Так как у Мосленты не было своей лицензии СМИ, она была в подчинении Ленты.ру, которой тогда руководил Гореславский. Мы были вынуждены работать вместе. Все мои знакомые, которым я рассказывал о своих планах, смеялись и говорили, что ничего там сделать не получится, тем более с Гореславским. Я лично с Алексеем никогда не сталкивался и не работал, так что ничего плохого про него не думал. Я вообще стараюсь изначально обо всех людях хорошо думать. Первое впечатление он произвел положительное, поэтому скептицизма своих знакомых я не разделял.Сейчас я вынужден признать,…Далее... )
Когда меня 5 месяцев назад меня пригласили в "Рамблер" сделать из Мосленты что-то хорошее, я был уверен, что все получится. Так как у Мосленты не было своей лицензии СМИ, она была в подчинении Ленты.ру, которой тогда руководил Гореславский. Мы были вынуждены работать вместе. Все мои знакомые, которым я рассказывал о своих планах, смеялись и говорили, что ничего там сделать не получится, тем более с Гореславским. Я лично с Алексеем никогда не сталкивался и не работал, так что ничего плохого про него не думал. Я вообще стараюсь изначально обо всех людях хорошо думать. Первое впечатление он произвел положительное, поэтому скептицизма своих знакомых я не разделял.

Сейчас я вынужден признать, что проиграл. Проиграл аппаратную борьбу. На прошлой неделе мы окончательно расстались с Мослентой и Гореславским.

Все 5 месяцев, что я занимался проектом, ушли на какую-то аппаратную борьбу и внутрикорпоративные интриги. Я не буду вам пересказывать все детали этого сериала, это скучно и неинтересно. Просто скажу, что не было ни одного месяца стабильности. Постоянно менялись условия, менялись задачи, концепции, люди, ответственные за проект. Сейчас я понимаю, что, наверное, можно было со всем этим как-то сражаться, но не понимаю, зачем.

Что касается редакционной политики, то все эти 5 месяцев мы делали, что хотели. Гореславский пытался возмущаться некоторыми материалами, но это было на уровне «Ах!», «Ох!» и «Как же так!». Особенно его расстраивала критика власти (какой сюрприз)! Я не знаю, были ли какие-то обязательства перед мэрией, мне о них ничего не известно. Я точно знаю, что на него оказывалось постоянное давление с их стороны, когда у нас публиковались негативные материалы. Я думаю, это постоянное давление и послужило причиной всех наших проблем, которые в конечном счете привели к смене редакции на более управляемую.

Кроме того, со стороны Гореславского передо мной не выполнялись принятые обязательства. По условиям я работал без зарплаты. Более того, я принципиально не оформлялся, у меня даже пропуска не было. Мне нравилась такая свобода, а моим коллегам это давало право легко со мной расстаться. Зачем же я работал без зарплаты? У нас был договор об обмене трафиком. Я помогаю раскрутить Мосленту, используя свои медийные ресурсы, "Рамблер" отливает трафик на Варламов.ру. Обязательства передо мной не были выполнены в полном объеме. Почему так вышло? Не знаю. Может быть, виноват их внутренний бардак, может быть, это было сделано сознательно. Я склоняюсь ко второй версии.

Закончилось наше сотрудничество тем, что Гореславский зачем-то решил меня обмануть. До сих пор, анализируя ситуацию, не понимаю, зачем он это сделал.

Обман случился в конце марта, когда Гореславский предложил сменить главного редактора. У него была кандидатура Василия Гулина, который сейчас по совместительству главред ЖЖ. Мы договорились с Гореславским о том, что Василий поработает 2 месяца под моим чутким руководством, и в конце мая мы посмотрим, справляется ли он. Мы еще раз подтвердили первоначальные условия: сам Гореславский не вмешивается в редакционную и кадровую политику Мосленты, а я, напротив, имею право вето на решения главреда, если считаю, что они нанесут мне репутационный вред. Условия были подтверждены всеми сторонами.

Мы должны были обсудить с Василием дальнейшее развитие проекта. На этом все заморозилось. Меня исключили из всех переговоров, которые Гореславский, скорее всего, вел с новым главредом. Тайно от меня, без обсуждения, разработчикам кто-то выдал задание на новый дизайн. Как потом выяснилось, это сделал Сергей Яковлев, заместитель Гореславского. Новое задание должно было превратить Мосленту в "Вечернюю Москву". Дальше начались какие-то подковерные игры, за которыми я даже не следил, так как не было ни времени, ни желания.

На прошлой неделе мы встретились все вместе, и Гореславский предложил мне заняться каким-нибудь другим проектом в холдинге или вести какой-то спецпроект по урбанистике. Конечно, мне это было совершенно не интересно. Я отказался. Позже было озвучено, что мои взгляды на редакционную политику не совпадают со взглядами нового главреда (на самом деле, Гореславсвкого), и прозвучала фраза «Ну, вы же не сможете работать».

Все происходящее было прямым нарушением наших первоначальных договоренностей со стороны Гореславского. Он зачем-то решил плести какие-то странные интриги и каким-то ужасно хитрым путем заставить меня уйти с проекта. Хотя мог просто сказать, и мы бы расстались друзьями. Продолжать работу с человеком, который не держит слова и меняет договоренности, я не хочу. Жалко тратить на это время и ресурсы.

Что будет с Мослентой дальше? Посмотрим. Редакции новый главред озвучил свои пожелания как «доброта, лёгкая ностальгия, конструктивизм». Он должен будет наладить взаимоотношения с мэрией, дать площадку для пиара их решений и «не выходить из диалога».